Джон Нотгуд. Глава 2.

Теги: нуар 


Нуарный неонуар про детектива Джона Нотгуда, который попал в переделку. Нет сейчас годного нуара, так что начнем-с. Понравится- напишем вторую часть. Старт с 10 шагов. Объем особо не важен, но не по 1 строчке

Яркие пятна этого города - ночные огни. На фоне черных переулков эти неоновые змеи как будто поджидают тебя, скручиваются вкруг тебя, убивают тебя. Нужно быть сильным, чтобы не задохнуться. Сильным или пьяным, как я. Все в этой жизни убивает, куда бы не ты не бежал...

Не помню как я добрался до дома и на чем, но проснулся я на диване в своем офисе. Рядом валялось несколько пустых бутылок, дико болела голова и хотелось курить. Я пошарил по карманам пальто, которое валялось тут же рядом, но там ничего не было. Пришлось подняться и попытаться найти что-нибудь в офисе. Тут много чего можно найти, если поискать.

Первым же делом мне на глаза попалась тонкая пачка, которую вчера оставила эта ярко красная особа. Я плюхнулся в кресло, открыл ее пачку и достал одну из этих тонких сигарет. Я бы даже сказал слишком тонких, словно зубочистка. Одной затяжкой я выкурил практически треть сигареты, стало чуть легче. У меня еще было порядка двух часов до встречи с мисс "Я люблю указывать", нужно было приводить себя в порядок. Хотя, какой к черту порядок, о чем я думаю. Неужели эта строптивая сучка задела меня за живое? Надо признать, она хороша, даже слишком хороша. Так, в голову опять полезли ненужные мысли, нужно выпить кофе.

Собравшись, спустя полчаса, я вышел и поймал такси до нужного мне адреса. День был... темный, как и любой другой чертов день. Темный и прохладный. Иногда мне кажется, что я уже давно умер и нахожусь в каком-то чистилище, где ничего не меняется. Одна и та же погода, одни и те же мудаки кругом, всё одно и то же.
Я вошел в номер без пяти четыре. Понадобилось дать 50 баксов пидору на регистратуре, чтобы получить ключ, продажная дрянь. Первым делом надо осмотреться. Так, пачка презервативов, какие-то вещи, украшения... Стоп, а это что? Какого черта у этой сучки делают фотографии со встречи меня и её мужа, что-то тут не так, на кой черт ей было следить за мной? Шаги, постукивание женских каблучков, их не спутаешь ни с чем. Кажется пришло время поговорить по душам с этой милашкой. Дверь открылась как раз когда на небе сверкнула молния, на мгновение заполнив комнату светом.

- Ах... - послышался сдавленный крик.
- Привет, детка. Ты оставила у меня свои сигареты. Поговорим?

На этот раз она была не так ярко одета, видимо не хотела оставлять след в памяти местных наркоманов, значит что-то изменилось, ведь ко мне она пришла не просто так.

- Зачем Вы здесь. - она явно нервничала, перебирая в руках конверт.
- Я так понимаю это плата за мои синяки? - я показал на конверт в ее руках.
- Это плата за ваше и мое спокойствие. - она швырнула это конверт мне. - Берите его и уходите, скоро сюда придут люди, которым позволено много больше, чем просто припугнуть вас.

Почему они так любят меня пугать? Почему вообще они считают, что меня можно просто припугнуть и все? Это что, чертова норма поведения?

- Кого же ты так боишься? - я заглянул в конверт и присвистнул, там было порядка трех месяцев моей самой преданной работы. - очень боишься кого-то.

Она постоянно оглядывалась в сторону шоссе, даже ее глаза были уже не такие голубые, как при нашей первой встрече, страх меняет людей.

Возможно, что она понима что я способен изменить ее жизнь, скорее не понимала... надеялась? Да, похоже на то. Я видел слабый огонек чего-то похожего на надежду, просьбу о помощи в каждом ее движении, во всей этой ее нервозности, даже в этих деньгах, которые я держал.

- Они уже здесь, ты должен уходить! - она схватила меня за руку и потянула к двери.
- Кому я что должен? - попытался возразить я, но она выталкивала меня за дверь, не давая шанса оправдаться или возразить, я повернулся к ней и хотел уже выдать оглушающую тираду о том, что мои долги все сводятся к двадцатки местному лавочнику, но мои мысли были нагло прерваны ударом по затылку. Непроизвольно тело подалось вперед, в объятия этой красотки. Мне бы выставить руки, чтобы получить от ситуации выгоду, но тело отказывалось слушаться. В этом вонючем городишке даже упасть в обморок не получается по человечески, все в грязь лицом. Еще я успел подумать о том, что хозяину пора бы убрать из под кровати свалку использованных презервативов и несколько пар забытых трусов. Перед глазами мелькнули грубые мужские ботинки, похоже армейские, кровь затекла мне в левый глаз, все стало ярко алым, и я окончательно отрубился, погружаясь в сон из смеси армейских ботинок, грязных трусов и обнаженных женских тел в форме пустых бутылок.

Я проснулся поздним утром, голова моя очень болела. Я сел на край дивана, почесав заскорузлые яйца и потом машинально поднес руку к лицу. Пахло заплесневелым сыром. Потянувшись, достал пачку сигарет. Закурил. Внезапно, мой взгляд упал на пачку. "Сигареты "Космос". 1965". Я закашлялся и снова полез рукой в трусы... ...И проснулся окончательно, с рукой в трусах, в своем кабинете, лежа на полу. Голова, кажется, пыталась мне что-то сказать, а, возможно, отделиться от всего того дерьма, в которое я медленно погружался. Впрочем, совершенно не важны причины, сам факт того, что она раскалывалась говорил сам за себя.

Я поднялся, кое как добрел до стола, открыл бутылку виски и, не найдя стакана, залил в себя хорошую порцию обжигающего, противного пойла. Алкоголь - универсальный растворитель. Боль начала постепенно притупляться, нужно было сосредоточиться и понять, как я оказался там, где оказался. Последнее воспоминание - алая пелена перед глазами... алая... её духи, я чувствовал их на себе... подожди ка... Скомканная бумажка в нагрудном кармане, наспех нацарапанный телефон и аромат, этот запах я не спутаю ни с чем, запах её духов. Кажется дело начало принимать серьезный оборот.

Я сел за стол, хлебнул еще "живой воды", которая на вкус скорее напоминала экстракт мертвецов и принялся за работу. Давно, очень давно я этого не делал. Итак, начать нужно было с папки, что принес мне тот коротышка. Фото, фото, выписка из полицейских архивов... о! Мои друзья, с которыми мы познакомились в баре. Оказывается это её троюродный брат Винс и его друг Большой Джи, что ж, надо будет запомнить.

Спустя пару пачек сигарет и еще одну бутылку пойла я составил примерный план действий. Телефон оказался номером старой психлечебницы, давно заброшенной и использующейся разве что наркоманами для рейвов. Приведя себя в "порядок" я накинул грязное пальто, закрыл дверь и зажег сигарету. Пора наведаться в лечебницу... Давно пора.

На улице было пасмурно, хотя дождь практически прекратился. Редкая погода, скажу я вам, для этого города. В этой погоде мне нравилось лишь то, что не гасла моя сигарета, из-за луж на улицах ноги промокали точно так же. За руль садится я не решился, поэтому стал ловить такси. Несколько пронеслись мимо, еще бы, будь я таксистом, ни за что бы не стал подбирать такого типа как я. Но вот грязно желтый авто заскрипел, вывернул к тротуару и остановился, что было весьма кстати, так как от сигареты почти ничего не осталось.

За рулем сидел бородатый индус, он повернулся ко мне и просто кивнул, как будто спрашивая "куда тебе". Я так же мола сунул ему бумажку с адресом. Мне повезло и он был грамотный, прочитал адрес, что же, одной проблемой меньше. У меня есть порядка 5-7 минут пока мы будем добираться до места. Я проверил свой пистолет, пачку с сигаретами, немного наличных и фляжку с виски. С таким обмундированием мне сам черт не страшен. Такси снова страшно заскрипело, дернулось и остановилось.

- Одиннадцать семьдесят пять. - с жутким акцентом произнес водитель, я дал двадцатку и, не дожидаясь сдачи, вышел на улица. Снова начинался дождь.

Холодные капли были подобны разрядам тока, пронизывающим меня насквозь при каждом попадании на кожу. Небо стало таким черным и плотным, что, казалось, оно вот-вот упадет и раздавит ко всем чертям то дерьмо, что находится под ним. Может это было бы к лучшему, кто знает?

Здание лечебницы располагалось через дорогу. Старое, заплесневелое, полуразвалившееся сооружение когда-то предназначалось для лечения людей. Что там происходило теперь - одному дьяволу известно. Подойдя к парадному входу и стараясь не ворошить память я сделал шаг внутрь. Запах гнили окутал меня почти сразу же, ничего хорошего точно уже не случится. Я достал револьвер и медленно побрел по первому этажу в сторону лестничного пролета.

Память - такая сложная штука, воспоминания могут заставить тебя испытать эмоций больше, чем принесет встреча с самой лучшей шлюхой, но они коварны и если схватили, то не отпустят просто так. Передвигаясь по обшарпанным коридорам, с револьвером наперевес, я, вдруг, начал осознавать, что зыбкая связь с реальностью, моя связь с реальностью, которую я долго поддерживал пойлом и дымом, начинает постепенно расворяться, замещается ниточками из прошлого. Черт тебя подери, зачем я поперся именно в эту лечебницу. "Так, Джонни, возьми себя в руки. Сожми свои стальные яйца и прекрати ими звенеть, ты же мужик! У тебя есть дело, возможно человеческая жизнь зависит от тебя, не время предаваться воспоминаниям." Но было уже слишком поздно. Я не заметил как черная фигура отделилась от общего сумрака коридора. Не заметил сверкнувший в чьих-то руках шприц. Не заметил...

- Молли, я не заметил, прости. Молли... Молли.

Что то было не так, вернее... Черт, как я здесь оказался и почему я ничего не помню? Кто я вообще? Открылась дверь, и в комнату вошла какая-то баба, которая тут же начала меня пилить за срач, за пустые бутылки, за то, что я такое тупое говно. Кажется, она назвала меня Васей. Вася? Что за злоебучее имя? Как можно жить с именем Вася? Нет, это не я, я не могу быть таким. За окном чирикнула птичка, и я повернул голову на это это звук. Яркое солнце, чистое небо. Вот вы и попались, я сразу все вспомнил. Я - детектив, я живу в сраном городе, где 366 дней в году идет дождь, я покупаю жуткое пойло у старикана напротив. Вот кто я...

Я одним движение встал и схватил за горло эту тупую блядь, что так хорошо играла мою "жену". Ее глаза сразу округлились, возможно, что она готова была обосраться от страха. Я прижал ее к стене, сдавил горло.

- Отвечай мразь, где я.
- Вася, что ты несешь...
- Еще раз назовешь меня этим уебищным именем и я выдавлю из тебя сердце через задницу. - для наглядности я ударил кулаком по стене рядом с ее лицом.
- Я не понимаю...

Ясно, от этой сучки ничего не добиться. Я с силой швырнул ее об дверь, она ударилась головой и потеряла сознание, от двери же отлетел кусок доски, обнажив стальной лист. Я стал изучать "комнату", в которой я находился. Окно оказалось обманкой, стекла бронированные, ставни намертво заварены. Нужно было как-то выбираться, не люблю быть взаперти.

Похоже, что тут установлены видео камеры или что-то типа того, потому как не прошло и нескольких минут, как возле двери послышалось шевеление, вскоре дверь открылась, и в комнату, один за другим, вошли 3 верзилы. У двоих были дубинки, у третьего шприц и смирительная рубашка.

- Шутите, вас всего трое? - с издевкой сказал я и стал взглядом искать что-нибудь, что можно использовать как оружие. Пустые бутылки? Вполне подойдет.

Меня уже два раза вырубали, оба раза исподтишка, подкравшись. Наверное, я сам виноват, стал не внимателен, не заметил. Такого больше не будет, я должен быть сильнее всего этого гнилья, что выставляют против меня. Интересно, я много проспал? И как там с погодой, надеюсь опять дождь?

Первый из парней решил пойти на таран, но я увернулся и впечатал его в стол, двое других, видимо, были умнее. Я подхватил бутылку с пола и со словами "Лови!" бросил ее одному из типов в руки, машинально он ее поймал, давая мне время на маневры. Первый же удар пришелся ему в пах, от чего тот скорчился, выронил дубинку и бутылку, которую держал как родную. Еще один точный удар коленом в солнечное сплетение и можно о нем забыть.

Самый первый, что лежал на столе, уже сполз с него и снова был готов вступить в бой, но для этого ему нужно было добраться до нас. Два на одного, вполне честная драка, я считаю. Тот, что был еще не бит мной, бросил на пол рубашку, понимая, что она ему пока что только мешает, подобрал дубинку. Я, в свою очередь, подобрал по пустой бутылке в каждую руку. Пора уже покинуть помещение, здесь стало слишком людно. Проверяя почву, я пошел вокруг лежащего тела к санитару, он шел от меня. Понятно, ждет пока первый придет к нему на помощь. Я дернулся влево, на что санитар среагировал, но зря, я оттолкнулся от лежащего на полу тела и ушел вправо, ему навстречу, детский трюк, ей богу. Для верности я запустил в него бутылку, тот пригнулся, пропуская ее над головой. Этого я и ждал, со всего ходу ударив ему коленом в подбородок. Из его глаз полетели звездочки и он шмякнулся к своему другу на пол. Последний, а он же первый санитар, оценив всю плачевность своего положения, решил дать деру, но споткнулся о лежащую на полу тетку и ударился головой об дверь, вот что значит "роковая женщина".

Я выбросил так и не понадобившуюся последнюю бутылку, подобрал дубинку и вышел в коридор. Лампы дневного света освещали все пространство коридора, уходившего далеко вперед, а затем поворачивающего не то налево, не то направо.

И что они так вцепились в меня, я ведь даже расследование толком начать не успел. Неужели одно мое присутствие в этом деле вызывает столько ненависти у кого-то. Это интересно, это весьма интересно. Я пошел вперед по коридору, возможно здесь есть еще кто-то, кому я могу задать свои вопросы и получить ответы, такие нужные мне сейчас ответы.