Акацуки


Шаги:
3 из 100
Статус:
Свободна

Последние слова:
Часть 1
Пролог
Комната Лидера
Лидер, а он себя называл именно так, потому что настоящего имени своего не знал, сидел на своём любимом кресле-качалке и составлял в голове планы на будущее. Осознав, что забывает первый пункт плана, когда думает о втором, он взял листок бумаги и стал записывать свои рассуждения по поводу дальнейшей жизни.
1) Купить какой-нибудь крем для лица, а то даже на улицу не выйдешь без маскировочной техники.
2) Захватить мир.
Лидер ещё немного подумал, осматривая своё лицо в компактное зеркальце, и решил, что один из пунктов плана невыполним. Такого крема в нынешнее время нигде не достать. Что ж, придется всё время скрывать свою физиономию от чужих глаз.
- Сегодня я начну свою борьбу, - торжественно произнес Лидер сам себе. – Нужно захватить мир. Для этого нужна власть. А кто имеет власть? Я спрашиваю… кто имеет власть? Тот, у кого есть приспешники.
Обрадовавшийся ходом своих мыслей, Лидер встал с кресла и стал ходить туда-сюда по своей маленькой комнате.
- Единственный способ - создать свою неповторимую организацию. О да! Мне это нравится! Какой же я всё-таки гений.
Лидер подошел к своему рабочему столу и достал оттуда толстую тетрадь, потом взял чёрный маркер и с любовью написал на обложке «Акацуки».
Из тетради Лидера
День 1
Сегодня я создал гениальный план по захвату мира, и сегодня я начну его выполнение. Мои мысли обгоняют меня самого. Меня распирает от гениальности, струящейся во мне. Итак, начнём создавать свою секту. Название я уже придумал, оно просто необыкновенное. Когда произносишь его вслух, то сердце наполняется гордостью, и ты осознаёшь свою значительность в этом мире. Так, но придётся учесть некоторые расходы, связанные с подготовкой организации.
1) Купить красивые черные костюмы с какими-нибудь гламурненькими изображениями от известного кутюрье.
2) Добыть несколько коробок с чёрным лаком для покраски ногтей. Будет страшно и красиво.
3) Фирменные сандалии, без них сейчас никуда.
4) Нужна свободная хата, а лучше пещера, как у бэтмена.
5) Сильные и амбициозные личности. Так, начну их отбор прямо сейчас, а то рука писать устала.
День 5
Фух. Давно уже не писал свой дневник, который впоследствии разойдётся огромнейшим тиражом. Я нашёл девять отпадных пацанов для своей секты. Они настоящие монстры, и я придумал, как сделать из них людей. Я отдам их в подготовительную группу садика.
Глава 1
В подготовительной группе детского садика «Золотая рыбка» был тихий час. Главный воспитатель вошёл в спальню проверить, все ли дети мирно спят, или, как обычно, громят собственность детсада.
Воспитатель встал в центр комнаты и стал внимательно осматривать спящих детей. Он был начеку, потому что все спали, а такое случилось в его карьере впервые. На самой ближней к нему кровати спал красивый мальчик с красными волосами в обнимку с куклой, с которой он никогда не расставался. Его звали Сасори – один из самых примерных детей и любимец воспитателей. На соседней кровати лежал странный белокожий мальчуган, похожий на очеловеченную змею. Орочимару, которого боялись все, кроме Сасори.
Воспитатель осматривал каждую кровать, и вдруг его затрясло мелкой дрожью, а зрачки резво забегали туда-сюда. Этого-то он и боялся. Воспитатель нигде не мог найти самого опасного ребенка за всё историю детсада. Взрывоопасного Дейдару, который уничтожил месяц назад все бачки в мужском туалете и покушался на женские. Его нигде не было. Это катастрофа.
- Товарищ главный воспитатель! – воскликнул медленным голосом мальчик из-за спины.
Воспитатель обернулся, и его лицо скривила судорога. Перед ним стоял Кисаме.
- Что… ты х-хочешь? – выдавил из себя потрясенный воспитатель.
- А можно мне передвинуть мою кровать поближе к Итачи-сану?
- К-конечно, если тебе так хочется. Но только не сейчас, дождись окончания тихого ча…
Воспитатель запнулся на полу слове, увидев яростный взгляд Кисаме. Кисаме страшный мальчик, он из тех ребят, кто любит вытаскивать рыбок из аквариума и съедать их.
- Ладно, но место рядом с Итачи моё, – разочарованный Кисаме пошёл обратно спать.
«Слава Богу, я ещё жив, - думал воспитатель. – Но худшее ещё впереди, нужно срочно отыскать подрывника, пока крыша садика не начала трескаться».
Воспитателя кто-то взял за руку. Холодная струя пота скатилась по его спине.
- Я хочу в туалет, сенсей.
Воспитатель посмотрел в лицо ребёнка и успокоился.
«Фух, всего лишь Тоби, а я уж испугался».
- Я хочу в туалет, - повторил мальчик.
- Чего? А, в туалет, - очнулся воспитатель. – Это не обязательно спрашивать.
- Я боюсь… идти один. Доведите меня, пожалуйста.
Воспитатель всегда прислушивался к страхам своих подопечных и всегда старался им помочь. Он взял Тоби за руку и повёл в туалет. Зайдя туда, он почувствовал неприятный запах, а потом увидел его источник.
- Кто-то забыл смыть, сенсей! – радостно воскликнул Тоби.
Воспитатель долго не мог оторвать свой взгляд.
«Что-то тут не так, - думал он. – Пять минут назад я проверял, и всё было в норме».
- О Боже, – спохватился воспитатель, но было уже слишком поздно.
Дверь туалета захлопнулась, и оттуда донесся ликующий вопль.
- Катс!!!
Глава 2
Полдник
На полдник давали самое вкусное лакомство, которое только завозили в детский сад – шоколадные пончики и какао. Заместитель главного воспитателя следил, чтобы всем досталось поровну, и никто не украл пончик у другого.
- Орочимару, немедленно засунь язык обратно, это некрасиво!
- Зато удобно, - сказал Орочимару, выхватив языком пончик из рук Итачи.
Учиха одарил вора убийственным взглядом и тут же закрыл глаза, чтобы не привлекать лишнего внимания. Свидетелей их ссоры быть не должно.
«Чёрт, - подумал Итачи. – Я бы мог вернуть свой пончик даже сейчас, но он облизан этой змеёй, а значит, безвозмездно потерян. Что за день».
- Эй, Кисаме! – крикнул Итачи.
Кисаме услышал своё имя и посмотрел, кто его позвал. Лицо Кисаме засияло лучезарной улыбкой от удовольствия, что сейчас он сможет поговорить с обожаемым Итачи-саном.
- Что вы хотите, семпай?
- Кисаме, это вопрос жизни и смерти! Ты должен помочь мне.
- Что случилось? Для вас всё, что угодно! – улыбаясь, проговорил Кисаме.
- Отдай мне свой пончик.
Кисаме опустил голову. Он обожал пончики, но отказать лучшему другу никак не мог.
В самом дальнем углу стоял наказанный, но довольный Дейдара. Сегодня он учинил действительно грандиозную вещь, о которой уже знают во всём садике. Пока подрывник наслаждался своим триумфом к нему кто-то подошёл.
- Дейдара, - голос принадлежал Тоби. – Я выполнил часть своей сделки, теперь твоя очередь. И ещё ты должен мне больше, ведь ты сказал только привести воспитателя в туалет, а о том, что ты собираешься его взорвать, ты молчал.
- Тоби, тебе следовало бы догадаться о моих намерениях, - с улыбкой произнес Дейдара.
- Давай мою награду, я хорошо послужил тебе.
- Ты послужил искусству.
Тоби ухмыльнулся, и эта ухмылка не предвещала ничего хорошего.
- Ну что ж, тогда я расскажу Сасори о том, что ты подменил его пластилин на свою глину, чтобы, когда он слепит свою статую, ты с радостным возгласом взорвал её.
- Нет, только не Сасори, - подрывнику стало немного не по себе. – Ладно, держи свою награду, – Дейдара достал из кармана пончик и протянул его Тоби.
У Тоби потекли слюни от предвкушения. Съесть второй пончик было неслыханным везением.
- Так стоп. Дейдара, а почему пончик как будто облизанный? Ты, что его ел?
- Неа не ел, - заулыбался Дейдара, поняв, что он вышел победителем.
- Твою мать, - разозлился Тоби и пошел к умывальнику, чтобы помыть пончик.
Кисаме, отдавший свой пончик Итачи, сидел у аквариума и зачарованно смотрел на рыбок. Увидев, что воспитатель смотрит в другую сторону, он резко схватил одну из рыбок и стал её рассматривать.
- Быть или не быть, - промолвил Кисаме. – А хотя какая разница, всё равно исход один и тот же, - и, с этими словами, он закинул рыбку себе в пасть, и проглотил её.
- Ох, Кисаме, - раздраженно проговорил подошедший Какудзу. – А ведь мы с тобой могли неплохо на этом заработать, что скажешь а? – Какудзу ненавидел всех, но ради денег, он готов был вести беседу даже с таким, как Кисаме.
- Мне это не нужно.
- Да, но если ты согласишься, то я расскажу Итачи какой ты умный и, что ты - хороший компаньон, - Какудзу знал, что это один из самых действенных способов, чтобы уговорить Кисаме.
- Правда!? – обрадовался Кисаме. – Ну, спасибо тебе, конечно, я согласен. Что я должен делать?
- Скажу, но не сейчас. Слишком много свидетелей. Как насчёт завтра, во время тихого часа?
- Только не во время тихого часа! – негодовал Кисаме. – Я только пододвинул свою кровать рядом с Итачи и завтра день, когда я целый час смогу провести вместе с Итачи.
«Бедный Итачи, - подумал Какудзу».
- Тогда завтра во время утренней прогулки.
- Годится, - проворчал Кисаме, выхватив из аквариума очередную рыбку.
Зецу опять тошнило, поэтому воспитатель вывел его в медпункт. Сад был на время в распоряжении детей.
Дейдара возвысился в глазах детей, запрыгнув на стол.
- Поприветствуйте величайшего гения, мастера искусства взрыва, Дейдару! – провозгласил подрывник.
- Это было круто, Дей! – похвалил подрывника Хидан.
- Молодец!
- Главный воспитатель, небось, до сих пор моется.
- А ты действительно подгадал, - сказал Орочимару. – Сейчас по всей стране горячую воду отключили.
- Стараюсь, стараюсь, - купался в овациях радостный Дейдара.
- Это было безысскустно, - спустил с небес Дейдару Сасори.
- Да, что ты, буратино, можешь об искусстве знать? – разозлился Дейдара.
- Искусство – это утонченная смесь жизни и смерти, кристаллы лет кропотливой самоотдачи. Искусство выше времени, болезней, смерти, выше природы.
- Чего? – не понял Дейдара. – Искусство это когда… Бум!
В Сасори полетели два глиняных воробушка. Тот сразу вызвал с помощью свитков куклу и быстро в неё залез. Прозвучали два взрыва, но они были слишком слабы, чтобы повредить кукольнику. Хвост куклы, с наконечника которого стекали капли яда, устремился в сторону Дейдары. Блондин ловко от него увертывался, под радостные крики и улюлюканья зрителей. Развеселившийся подрывник стал кидать бомбы куда попало, лишь бы нанести побольше повреждений имуществу садика.
В это время, Какудзу побежал в раздевалку и, под общую шумиху, стал обшаривать карманы детей.
Все были на пике блаженства. Уже никто просто не смотрел на поединок, а все в нём участвовали. Итачи пытался отыскать Орочимару, чтобы отомстить за украденный пончик. Хидан просто отрывался по полной, он даже не утруждал себя уклонятся от летящих в него кунаев. Кисаме, обнаружив, что в аквариуме кончилась рыба, с возгласом «За Итачи!» ринулся в схватку.
В это время, заместитель главного воспитателя привел в подготовительную группу новых детей, чтобы познакомить их со старыми и объединить их в единую группу.
То, что он увидел, не поддаётся никакому описанию. Сплошной хаос.
- Это, что дурдом? – спросил новенький ребёнок по имени Саске.
- Зато тут интересно! – обрадовался Наруто.
- Углов на всех явно не напасешься… - отчаянно произнес воспитатель.
Глава 3
Следующий день. Утро
Из-за непредвиденных обстоятельств знакомство между детьми пришлось на время отложить. Новую группу на время перевели в другое помещение, а старой пришлось как-то жить в полуразрушенной обстановке. Большинство кроватей было разломано, что приводило Дейдару в неописуемый восторг. Игровой зал был похож на испытательный полигон. Заместитель главного воспитателя был вне себя от ярости. Он увеличил время тихого часа. Теперь это тихие 3 часа, что приводило Кисаме в неописуемый восторг. Вместо утренней прогулки ввели уборку и починку помещения, теперь уже никто не смеялся.
- Сегодня уберем первый слой завалов и сразу же пойдем на репетицию! – провозгласил воспитатель.
- Какую ещё репетицию?
- В топку репетицию.
- Помолчал бы, Дейдара. Не хочешь идти на репетицию, тогда оставайся здесь и восстанавливай кровати.
- Э-э-э... ну ладно я готов репетировать. Вот только что именно?
- Мы будем делать театральное приветствие новой группе!
Со всех сторон послышались недовольные стоны и мычания. Больше всех негодовал Какудзу, ненавидевший любые коллективные мероприятия.
- Как всё будет выглядеть? – спросил Сасори, который единственный заинтересовался представлением. – Устроим кукольный театр?
- Нет. Будем играть вживую, как настоящие актёры. У каждого будет своя роль.
- Роль? Ещё и по ролям!?
Опять послышались недовольные стоны.
Актовый зал. Репетиция.
- Ну что ж, начнем распределение ролей! Я уже составил весь список, кто кем будет.
- Чёто непонятно, какие ваще роли? Откуда вы их взяли? – не мог ничего понять Хидан.
- Имей терпение, сейчас всё узнаешь. Итак, начнём, - воспитатель прочистил горло.
Дейдара на всякий случай стал готовить новую порцию глины, а то как-то тихо тут.
- Роль Сасори будет исполнять Дейдара.
Подрывник чуть не захлебнулся от негодования. По виду Сасори тоже не скажешь, что идея ему понравилась.
- Почему я должен исполнять роль этого деревянного кретина?
- Я тоже не согласен. Как такой неотесанный болван может сыграть меня. Это же немыслимо.
Дейдара ничего не ответил на оскорбления, так как свежая глина ещё не приготовилась.
- Успокойтесь, дети. Как я сказал, так и будет. А это будет вам уроком, чтобы понять какого живётся вашим товарищам.
- Никакой он мне не товарищ, - сказал Сасори.
- А ты, Сасори, между прочим, играешь Дейдару.
В актовый зал вошёл Зецу, который со вчерашнего дня лежал в лазарете. Он был очень удручён, что не смог поучаствовать во вчерашнем погроме.
- Я играю Дейдару? Ну, это просто, надо всего лишь бегать по сцене и кричать невпопад идиотские фразы, - было похоже, что Сасори получал удовольствие от обзывания подрывника. На самом деле Сасори был зол, что из-за Дейдары накроется не один день. Если бы он тогда не начал бы драку, им бы не пришлось часами отчищать помещение.
- Сасори, будь хорошим мальчиком и делай то, что тебе велят.
«Похоже, я знаю на ком можно проверить новую марионеточную технику, - подумал Сасори и вежливо улыбнулся воспитателю».
Зецу, который болел неизвестной болезнью, подошёл вплотную к воспитателю.
- Можно задать вопрос?
- У Зецу-чана опять болит живот?
- Он болит не у меня, а у второго меня. Но вопрос не в этом. Кого я должен буду играть?
- Ну, дай подумать, - замямлил воспитатель. – Мне кажется, что такого, как ты, лучше даже не выпускать на сцену. Забейся в самый дальний угол и сиди там, тебе ведь это отлично удаётся?
Зецу обиженно посмотрел на учителя, а потом на свою группу. Орочимару подмигнул ему и показал язык.
«Бедный Зецу, - подумал второй Зецу. – Вечно тебя принижают и во всём ограничивают. Я думаю, мы должны с этим покончить».
«Сейчас слишком рано, - ответил в мыслях первый Зецу».
- Итак, начнём дальнейшее распределение ролей. Итачи будет играть Кисаме, а Кисаме Итачи.
- Но я не смогу! – испуганно воскликнул Кисаме. – Ведь я просто не в состоянии сыграть такого красавца. Вот посмотрите на Итачи-сана и на меня.
- Воспитатель, он прав, - сказал Итачи, на что Кисаме ответил ему улыбкой во все зубы. – Не существует такого грима, который может передать всё уродство Кисаме.
- Да уж… - согласился воспитатель. – Но ничего не поделаешь, придётся попытаться.
Дейдара злобно смотрел на Сасори и ждал окончания готовки новой глины. Он не отличался особой терпеливости, но, чтобы глина стала мощнее, приходилось ждать.
- Далее по списку. Хидан будет Какудзу и соответственно наоборот.
Какудзу выругался сквозь зубы и ненавистно глянул на Хидана.
- Кого угодно, но только не этого помешанного фанатика, - негодовал Какудзу.
Хидан молча проигнорировал его слова и станцевал танец победителя. (что-то наподобие чечетки)
Сасори всегда подходил к любому делу серьёзно, поэтому уже сейчас стал корчить рожу, дабы быть больше похожи на Дейдару. Кисаме достал железную расчёску и стал причесываться, на что Итачи ему ответил убийственным взглядом.
«Конец моей репутации крутого и харизматичного парня, - размышлял Итачи. – Этот рыбоподобный выставит меня полным идиотом в глазах новой группы».
- Похоже, у нас осталась всего одна пара, - сказал Орочимару. – Конечно, Тоби играть не очень интересно, но я буду стараться.
- А у нас, что ли в группе больше других детей нету? – поинтересовался Тоби.
- Были, - печально произнёс воспитатель. – Но мало кто пережил вчерашнее побоище.
- А новая группа тоже будет делать своё театральное приветствие?
- Хороший вопрос, Сасори. Да, будет. В их группе одиннадцать человек и в сумме с вашей группой нас будет ровно двадцать. Получится настоящий детсадовский подготовительный класс.
Вдруг Дейдара захохотал во весь голос. Он принялся танцевать, увиденный им танец Хидана и подпрыгивать от нахлынувшей на него радости. Дейдара был в полном восторге.
- Что случилось? – не понимал воспитатель.
- Кажется, я понял, - догадался Сасори, доставая из кармана кукольный свиток.
Перед отбоем.
Немного усталые, но довольные дети собирались ложиться спать.
- А неплохо повеселились, Итачи сан, - сказал Кисаме, придвигая поближе свою кровать к кровати Итачи.
В это время на кухне мыли посуду наказанные дети. Воспитатель пристально следил, чтобы ни одна тарелка не разбилась. Он знал, что это бесполезно, но всё-таки это был его долг. Недовольный Сасори, за которого мыли посуду его куклы, сидел на полу и отпускал грязные шуточки в сторону Дейдары. Но подрывника это уже не беспокоило. Он достаточно отомстил, уничтожив самую сильную куклу Сасори и половину актового зала. Когда дети закончили мыть посуду, их отправили спать.
«Ну нифига себе, - не мог поверить воспитатель. – Вся посуда цела и невредима.
Но не тут-то было. Уходивший Дейдара, поднял руку и шёпотом произнёс своё любимое слово – «Катс!».
«Это моя вина, - размышлял воспитатель, собирая осколки стекла. – Я должен был догадаться. Интересно, что же будет завтра? Театральное приветствие дело нелегкое, тем более с такими актёрами…»
Глава 4
Актовый зал. Театральное приветствие
Тоби испуганно выглядывал из-за кулис, осматривая зрителей. Его выход был первым, что больше всего тревожило ребенка.
- Там так много людей, я боюсь выходить… - пропищал Тоби.
- Не волнуйся, - подбодрил его Сасори. – Если ты растеряешься на сцене, то я прикреплю к тебе свои нити чакры и исправлю положение.
По телу Тоби пробежали мурашки, теперь-то уж точно нужно хорошо сыграть, чтобы не стать марионеткой кукольника.
«А он всё-таки умён, - восхищался кукольником Дейдара. – Тоби просто обязан хорошо отыграть свою роль».
Сасори заметил, что за ним наблюдает подрывник, но виду не показал. Не хватало ещё устроить драку прямо перед представлением.
- Итак, начнём театральное приветствие! – торжественно произнёс воспитатель. – Твой выход Тоби.
Тоби поправил свой парик и неуверенным медленным шагом отправился на сцену. Выйдя на сцену, он сомневался, сможет он вымолвить хоть слово или нет, но, вспомнив слова Сасори, уверенность тут же вернулась к нему.
- Посмотрите на этого идиота! – воскликнул из зрительного зала Наруто.
На Тоби был одет длинный чёрный парик, кожа окрашена в белый цвет, глаза обведены тушью. На поясе был завязан канат, украденный из спортивного зала.
Тоби: Приветствую в нашем детском саду новых детей. Я так рад, что вижу новые лица. Меня зовут Тоб… Орочимару! Я самый хитроумный ребенок в нашей группе.
- Отличная игра, продолжай в том же духе! – похвалил его воспитатель, что добавило Тоби ещё большую уверенность.
Тоби: Сегодня вы познакомитесь со всеми моими друзьями, и, я надеюсь, они станут и вашими тоже. Первый, которого я вам представлю, является самым шумным и… я бы сказал взрывоопасным! Его имя Дейдара.
- Ну и имя, - шёпотом сказала Ино Сакуре.
На сцену вышел Сасори в красивом светлом парике, который привлекательно прикрывал один глаз. Он встал на место рядом с Тоби и оглядел публику. И тут же потерял дар речи. Забыть слова мог кто угодно, но только не самый артистичный ребенок. Всё его внимание было обращено к розоволосой девочке из зрительного зала. Сасори забыл обо всём, ему уже было наплевать на спектакль, он увидел что-то покрасивее кукол.
«Она такая… живая, - подумал Сасори. – Красивые выразительные глаза, волосы, подобно цветущей сакуре…»
Его светлые размышления прервал чей-то возглас.
- Эй ты, идиот! – орал из-за кулис Дейдара. – Я так никогда не делаю, я никогда не торможу! Вот блин доверили играть гения слабоумному балбесу.
Сасори тут же очнулся и вдруг понял, что из-за шока забыл все слова. Пришлось импровизировать.
Сасори: Меня зовут Дейдара!
- Это мы уже поняли! – кто-то крикнул из зала.
Сасори: Я самый глупый и необразованный член детского сада! Моё хобби – лепить фигурки из глины. Я такой.
- Кретин… - пробурчал Дейдара, взявшись за голову.
Тоби: А расскажи, какие ты любишь делать трюки?
Сасори: Самые разные! Вот например когда я с кем-нибудь здороваюсь за руку, то люблю смачно её обслюнявить. Ещё я постоянно довожу до истерик своих воспитателей.
На сцену выходит разозлившийся Дейдара. Красный парик ему явно не шёл, потому что из-под него торчал клок волос, прикрывающий механический глаз.
Тоби (шёпотом): Я же тебя не представил…
Дейдара: Простите за поспешность, но я всегда спешу. Ненавижу ждать, никогда не могу дотерпеть, пока дойду до туалета.
Сасори: Представляю вам самого неправдоподобного актера мира. Его зовут Сасори.
Сказав это, Сасори смутился, он собирался сказать совсем не то.
Дейдара: Я люблю играть в куколки, которых у меня очень много.
В зале падали со смеху.
«Если они не учинят драк, то вполне представление сойдёт за комедию, - подумал воспитатель.
Тоби (пытаясь выправить обстановку): Давайте рассмотрим наши взгляды… скажем… на искусство!
«Тоби просто гений сцены – обрадовался воспитатель».
Дейдара: Искусство это когда…
Сасори: Орочимару, как ты можешь задавать такие тяжёлые вопросы. Как такой глупец как я может что-то смыслить об искусстве?
Дейдара: В топку искусство. Я слишком туп для этих вещей.
Тоби: Ладно. Тогда расскажите мне ваши любимые занятия в этом саду?
Сасори: Больше всего я люблю лепить глину под унитаз, и ждать когда им кто-нибудь воспользуется. А потом… Бум и всё!
Дейдара начинал нервничать, так как его покинули идеи, как бы ещё опустить Сасори. Он не хотел проиграть словесную дуэль Сасори. И тут его осенило.
Дейдара (с улыбкой): И, должен признаться, я не раз попадался на этот трюк.
В зале опять послышался смех. Мальчик Наруто закатился под кресло и там не мог остановить приступ веселья.
Сасори (немного подумав): Ещё я люблю подкрадываться к женской душевой и фотографировать девчонок своим механическим глазом. Ради этой цели я и поставил его себе вместо обычного глаза. Дешево и сердито.
Дейдара: И это истинная, правда. Ведь я лично видел, как он фотографировал, когда я мылся в этой душевой.
Тоби (удивленно): Ты моешься в женской душевой? Везёт!
« Это отпадный садик, раз тут даже сам выбираешь в какой душевой мыться, - размышлял счастливый Наруто.
Сасори (поняв, что проиграл дуэль): Вот такие тут у нас дела! А теперь, Орыч, представь новых участников.
«А Сасори умеет проигрывать, - удивился Дейдара».
Тоби: Следующий участник один из самых красивых детей в мире – неподражаемый Итачи.
В зале все попадали с кресел. То, что они увидели, почти не выразишь никакими словами.
На сцену вышел Кисаме. У него был темный парик, вставные глаза-шаринганы, черные полосы на лице, нарисованные маркером. Нет, вы только представьте, что всё это одето на Кисаме. А главное его походка. Такая важная и гордая.
Кисаме: П-привет! Я самый красивый парень в этом саду.
Дейдара захохотал.
Дейдара (давясь смехом): По тебе не скажешь!
Кисаме: Взгляни в мои глубокие глаза и твоё мнение изменится.
- Эй, Саске, смотри у него глаза ну точь-в-точь как у тебя. Вы случайно не братья? – спросил сквозь смех Наруто.
Один из приклеенных глаз-шаринганов отвалился и упал на пол. Кисаме тут же подобрал его и, с любовью, поставил на место.
- А он умеет развеселить публику, - подмигнул воспитатель Итачи, который со злостью смотрел на творящееся на сцене.
Кисаме (вдохновлено): Мои глаза слишком красивы для этого мира, поэтому порой они покидают меня. Я очень благороден, и я стараюсь одарить всех своей безграничной добротой.
Тоби: Как трогательно. А теперь представляю вам полную противоположность Итачи, Кисаме. Это человек, который единственный в детсаде ест абсолютно все. И даже горошницу.
Немного помедлив, на сцену выходит Итачи в синем костюме, волоча за собой забинтованную палку. Неизвестно, как он умудрялся смотреть под ноги через огромную толщу глины.
Итачи: Привет, народ. Меня зовут Кисаме, и я люблю пожирать рыбок из аквариума.
«Итачи великолепно входит в роль, - подумал Сасори. – Даже я бы не смог изобразить Кисаме настолько правдоподобно».
Тоби: Кисаме всегда такой немногословный. Итачи и Кисаме лучшие друзья, между их кроватями столь узкая щель, что кажется, будто две кровати слились воедино.
Кисаме гордо заулыбался и у него вновь выпал глаз.
Итачи: Не шути так Тоб… Орочимару.
Тоби: Конечно, конечно. А теперь представлю ещё двух лучших друзей. Какудзу и Хидан.
На сцену вышло ещё два ребенка.
Какудзу: Я вас всех ненавижу. Моё имя Хидан, и я помешанный фанатик, которого нельзя убить. Я единственный, кто может безвозмездно дать пинка Итачи.
Хидан: А я Какудзу, который не верит в Бога, из-за чего и скончается в последующем. Единственное, что согревает мою душу – это деньги. За деньги готов не только дать пинка Итачи, но и поцеловать Кисаме.
Кисаме: Так вот, что ты хотел мне предложить во время утренней прогулки.
Тоби: Ну и последний в нашей группе. Самый сильный, смелый, быстрый и красивый. Великий Тоби. Встречайте.
На сцену выходит Орочимару в маске и жестким париком.
Орочимару: Дети, люблю вас. Вы такие прекрасные. Меня зовут Тоби, и я тут выполняю обязанности поломоя.
Тоби: Ребята, Тоби у нас такой шутник. На самом деле он просто скромняга. Он ещё расскажет вам, как спас садик от наводнения.
Дейдара: Угадайте, кто его устроил?
Сасори: Вот мы и познакомились, надеюсь, вам понравилось.
Вся группа встала в ряд и поклонилась.
Заиграла музыка Naruto End 1. В зале все повставали и долго громко аплодировали.
- Мои дети… - сказал прослезившийся Лидер, сидевший в последнем ряду
Глава 5
За час до подъёма. Спальня.
Сасори не мог заснуть всю ночь. Из его головы никак не выходили воспоминания о розоволосой девушке, которую он увидел во время представления. Сасори был удивлен новым чувством, возникшим у него в груди.
Кисаме тоже не спал. Он всю ночь любовался красивыми чертами лица Итачи. В руках он сжимал самодельные глаза-шаринганы, которые отныне стали его талисманом. Кисаме чувствовал, что скоро будет подъём, поэтому уже готовился вскочить и поднести Итачи его тапочки.
Дейдаре тоже было не до сна. Он занимался приготовлением глины, без которой чувствовал себя неполноценным. Тем более, что именно сегодня они проведут первый день с новой группой. А ведь они ещё не знают стандартные шуточки подрывника, которыми уже не удивишь старую группу. Например, все знают, что если ты не видишь Дейдару, то он где-то затаился и следит за тобой, что не предвещало ничего хорошего. Ещё никто никогда не приступит к своему супу, если перед этим внимательно не осмотрит дно тарелки на содержание прилипшей глины. Если Дейдара делится своим пластилином, то жди подвоха. Все это знали, поэтому подрывник сильно скучал. Но теперь приехали новенькие, ещё ничего не подозревающие дети. Грешно будет не приготовить побольше глины.
«Сегодня мой день, - размышлял подрывник, переложив в свою сумку очередного глиняного воробушку. – Праздник души вот-вот начнётся».
В спальню вошёл воспитатель и возвестил о подъёме.
Завтрак.
Когда дети пришли в столовую, новая группа уже сидела за столами. На завтрак давали манную кашу и бутерброды с сыром.
Воспитатель сделал так, чтобы между двумя новыми детьми сел ребёнок из старой группы.
Орочимару сразу же выбрал место, сев между Саске и Наруто.
- А почему у тебя кожа вся белая? – спросил удивленный Наруто, протянув Орочимару руку.
- Потому что я страдаю заразным венерическим заболеванием, - улыбнувшись произнес Орыч, пожимая руку Наруто.
К удивлению Орочимару, Наруто никак на это не отреагировал.
«Видимо он не понял значения этих слов, - подумал Саске, отсаживаясь подальше от змеёныша.
Сасори вновь увидел эту девушку, но никак не решался сесть рядом с ней.
- Могу я… - начал было Сасори, но голос как будто исчез.
- Она тебе не даст! – воскликнула сидевшая рядом Ино.
Сасори был ошеломлён таким поворотом событий.
- Она слишком жадная, чтобы поделится своим бутербродом, - продолжила Ино.
- Да, что ты говоришь Инка-свинка! – рассердилась Сакура. – Конечно же я поделюсь, садись рядом.
Немного смущенный Сасори сел между Сакурой и Ино.
- А Сасори оказывается бабник! – весёлым голом проговорил Дейдара, выбирая с кем бы сесть.
- Не обращайте на него внимания, он всегда такой, - еле выговорил покрасневший кукольник.
- Тебя ведь зовут Сасори, - улыбнулась Сакура.
- Акасуна но Сасори – так меня называют. Но это слишком пафосно. Просто Сасори.
- А меня зовут Сакура, а эту хрюшку Ино.
Дейдара никак не мог найти подходящее место. И тут он увидел Хинату, которая, казалось бы, находилась в потустороннем мире.
«Что она слишком грустная, - подумал Дейдара. – Надо бы её развеселить».
Подрывник с самодовольным видом сел между Хинатой и Кибой.
- Эй белоглазая, почему скучаешь?
- Не приставай к ней, - сказал Киба, а Акамару грозно тявкнул.
Дейдара показал ему язык, причём не один, после чего оборотень тут же успокоился.
- Не хочешь есть кашу? Я могу всё устроить, - подмигнул подрывник Хинате.
- А… это, - засмущалась Хината.
Дейдара был нетерпелив, поэтому решил начать своё представление прямо сейчас. Он достал из кармана пять воробушков и отправил их в свободный полёт.
- Здорово! – восхитился Наруто.
Сасори мгновенно вызвал куклу и прикрыл ей себя и Сакуру.
Глиняные воробушки хватали тарелки с кашей и опрокидывали их детям на головы.
- Не дают поесть по-человечески, - рассердился Кисаме, выливая кашу в карман.
Манка была на голове у всех новеньких детей, за исключением двоих. Сакуру почему-то прикрыл Сасори, над чем подрывник обещал себе поразмыслить на досуге. А вот со вторым новичком было гораздо сложнее. Его закрыл песок, по которому смачно стекалась манная каша. И похоже этот песок потянулся к Дейдаре.
«Плохи дела, пора драпать».
Дейдара увернулся от волны песка и побежал к выходу. И сразу же налетел на чей-то кулак.
- Это конец, - проговорил Саске с залипшей в волосах кашей.
- А с вами не соскучишься, - улыбнулся лежащий на полу подрывник.
Игровой зал.
- Сасори, аригато, - произнесла Сакура, - Ты спас меня от каши, а то я бы полдня мыла бы голову.
Кукольник улыбнулся, почувствовав в груди приятное волнение.
Кисаме грустно смотрел на пустой аквариум. К нему подошёл Шино.
- Чего пришел, не видишь, что рыба кончилась.
- Я помню, что на представлении говорили, что ты можешь есть абсолютно все.
- Ну и что дальше?
- Хочу устроить с тобой дуэль по скоростному поеданию жуков.
- На деньги?
- Разумеется.
- Эй, Какудзу! – позвал товарища повеселевший Кисаме. – Для тебя найдётся работёнка!
В самом дальнем углу в очередной раз стоял Дейдара. Он жестом подозвал к себе своего главного сообщника Тоби.
- Дейдара, ты неудачник. Скажу честно, твоя выходка полный провал.
- Это ты неудачник, Тоби, - улыбался подрывник. – Всё это часть моего гениального плана. Я лишь изобразил провал. Искусство, мой друг, искусство.
- У тебя ещё и план был, - не поверил Тоби. – Обычно ты всё делаешь наобум.
- Только не в этот раз. Почему ты думаешь, я никого не взорвал, как обычно, а просто измазал всех в каше?
- И правда…
- В этом и отличие гения от посредственности. Гений мыслит наперед, в отличии от таких, как ты.
- Чёрт бы тебя побрал. Так ты расскажешь мне, в чём заключается твой якобы гениальный план?
Дейдара притворчески захихикал.
- Как ты заметил, теперь у нас в группе появились девочки, причём не уродины. Так вот, мой план заключался в том, чтобы они пошли мыться. Для этого я их измазал.
- Ну и пусть моются, нам то, что с того?
- Ох, горюшко ты моё луковое, бестолочь ты непросветная, - разошелся Дейдара.
Тоби обиделся и уже собирался уходить, как подрывник схватил его за руку.
- Ладно, извини. А теперь вникай, используй остатки своего скудного интеллекта на понимание моего великого плана. На нашем представлении дорогой друг Сасори натолкнул меня на одну интересную мысль.
- Какую?
- Помалкивай и слушай дальше. Он говорил, что я, мол, фотографирую голых девчонок своим механическим глазом. Я сразу же смекнул, что у глаза и вправду есть такая функция. И я решил, что когда девчонки пойдут в душевую, мы проследуем за ними и нащёлкаем кучу пикантных кадров.
- Дейдара, ты изврат.
- Ну, если не хочешь, чтоб я взял тебя с собой, просто уйди, но тогда ты не сможешь всегда любоваться этими фотографиями.
- Постой, Дей, я не это хотел сказать, - затараторил Тоби. – А как я смогу ими любоваться, если они будут в памяти твоего глаза?
- Мало кто знает, что мы с Какудзу украли компьютер у главного бухгалтера. Он, конечно, хотел его продать, но я его переубедил, сказав, что можно получить с него более серьёзную выгоду.
- Так это были вы! – восхитился Тоби.
- Мы спрятали его в надёжном месте, где его никто не станет искать.
- Понял. Но как ты собираешься проявить изображение на компе с твоего глаза.
- Ещё одно отличие гения от тебя. Гений он… в общем гений. С помощью провода я подключу свой глаз к USB порту. А потом мы с Какудзу, ну и ты теперь в доле, будем брать деньги за сеанс просмотра.
- Гений.
Итачи сидел на скамейке и смотрел на новеньких детей.
«Где-то я его видел, - подумал Итачи, смотря на Саске».
Женская душевая.
Дейдара на цыпках крался к самому сердцу душевой. За ним также бесшумно следовал Тоби.
Было много пара, но он не сильно затруднял видимость.
- А вот эту девушку зовут Темари, - восхищенно произнёс Дейдара, делая снимок.
Из носа Тоби обильным потоком потекла кровь.
- Красотища!
Итак, два будущих акацуковца пялились на обнажённые тела в женской душевой. Это была самая дерзкая выходка Дейдары, которую он только проделывал в этом саду.
Сзади послышались деревянные шаги.
- Подлецы, - спокойно сказал чей-то голос.
Хорошо присмотревшись, Дейдара понял, что это Сасори.
- А, Сасори ничан! Тоже решил посмотреть на этих обаятельных красоток. Только тут твоей нету, она-то в каше не мазалась, зря ты её спас.
- Заткнись, Дейдара. Я пришёл сюда не за этим.
- Помыться решил что ли?
- Ты слишком предсказуемый, Дей. Когда я увидел, как к твоему углу подходит Тоби, то я сразу понял, что вы чего-то замышляете.
- Ну, вообще-то, я всегда что-то замышляю.
- Да, но в этот раз ты решил что-то проделать с новенькими.
- Про фотографирование в душе, была твоя идея, - ухмыльнулся подрывник.
- Согласен, я был неосторожен в своих словах, но теперь я это исправлю.
В душевую заходит Сакура, которая почему-то тоже решила помыться. При виде троих парней, стоящих в тёмном углу, где их невозможно увидеть из середины душевой, у девушки округляются глаза.
- Как вам не… Сасори…
- Я не… я… - пытался что-то выговорить кукольник, но так и не смог.
Глава 6
Кабинет директора детсада.
Дейдара был зол. У него изъяли всё волшебную глину, все взрывоопасные вещества, которые в огромном количестве были заныканы у него под кроватью. Мало того, его заставили носить на руках перчатки, чтобы он не мог воспользоваться своими ротиками. В данный момент, подрывник вместе с Сасори и Тоби находился на допросе в кабинете директора.
- Ну, что ж, детки, - начал говорить директор, прочищая горло. – Обманывать меня, думаю, не стоит, так что рассказывайте, как было на самом деле.
- Я здесь вообще не причём! – возмутился Тоби, за что был награждён убийственным взглядом подрывника.
- Как это не причём? Сакура из новой группы видела вас, подглядывающих за девочками в душевой.
- А вам завидно, что ли? – подмигнул директору Дейдара.
- Хватит нести ерунду, - произнёс смутившийся и немного покрасневший директор, которому в глубине души действительно было завидно.
- Он покраснел, смотрите, старый хрыч покраснел! – изумился Тоби.
- Немедленно прекратить! – разозлился директор. – Сейчас идёт вопрос о том, чтобы исключить вас из детсада!
Дети тут же замолчали.
«Во попадалово-то, - размышлял подрывник. – Только начались весёлые деньки, как на тебе! Исключит он меня… Ага, конечно. Но потом я вернусь, и он проклянет день, когда связался с великим и могучим Дейдарой».
- Гомен, - примирительно сказал немного повеселевший подрывник.
- Ладно. Начнем-с. Зачем вы пошли в женскую душевую?
- Как это зачем, - хихикнул Тоби.
- Ты же говорил, что ты не причём!
- А… ну ясен пень не причём.
- Но теперь я вижу, что ты тут уж точно причём. Вы пошли наблюдать за…
- Ну же, директор, договаривайте.
- В общем, вы подсматривали за девочками.
Тоби посмотрел на Дейдару, который мечтательно улыбался.
- Мы на них не только смотрели! – воскликнул Тоби. – Мы на них жадно пялились и фантазировали, а главное, мы фотографировали!
У директора потекла тонкая струйка крови из носа, которую он незамедлительно вытер.
- Фотографии на стол! – властно сказал директор.
- Ишь чего захотел, - буркнул Дейдара, не желавший делится своими снимками.
- Я… я заплачу… сколько? Стоп, что же я говорю! Немедленно давайте сюда снимки, а не то вы пойдете собирать свои вещи прямо сейчас.
- Но мои вещи все конфисковали! – запротестовал подрывник.
- Ну, естественно! Сколько раз мы тебе повторяли, что взрывательная глина - детям не игрушка.
- Это и так не игрушка. Моя глина это искусство.
- Вот блин, опять заладил, - пробурчал молчавший ранее Сасори, чьи мысли были заняты более важными делами.
- Так и ещё насчёт искусства. Фотографии на стол. Сейчас же!
- Э-э-э… с ними одна проблемка, - замямлил Тоби. – Они есть только в памяти механического глаза Дейдары.
- Тоби, ты идиот. Зачем ты это сказал, ослиная твоя башка.
- Так-так, всё ясно. На чём у тебя там информация? На флэшке?
- На жестком, - печально ответил Дейдара.
- Придётся изъять его и отформатировать.
Дейдара хотел издать негодующий рёв, но сдержался. Всё же в глазах подрывника легко читалась нескрываемая ненависть. На жёстком диске кроме заветных снимков, хранилось множество полезной информации. Например, фотки голых или находившихся в неловком положении воспитателей. Различные моменты триумфа Дейдары, скажем, фотография бывшего воспитателя, которого Дейдара заснял в туалете до и после взрыва.
- Вы что-то говорили насчет нашего исключения? – отчужденным голосом спросил Сасори.
- Говорил. Но хочу вас обрадовать, этого делать я не собираюсь. За вас тут один человек поручился.
- Да мы блатные! – обрадовался Тоби.
- Дейдара, давай сюда диск, и вы будете свободны.
Подрывник, не желавший исполнять поручение, запрыгнул на стол директора и замахнулся на него кулаком. И вдруг почему-то остановился, как будто был парализован. Внимательный человек мог бы заметил, что к Дейдаре присоединены тонкие нити, ведущие к рукам Сасори. Кукольник немного пошевелил пальцами, и Дейдара вытащил из механического глаза диск, и протянул его директору.
- Очень хорошо! – басом проговорил директор, жадно хватая потными руками диск.
Сасори отсоединил нити, и подрывник свободно спрыгнул на пол.
- Я тебе ещё припомню, - буркнул подрывник.
- Ну, а теперь, ребята, идите. Сейчас ваша группа гуляет на улице, а потом вы поедете на экскурсию.
- На экскурсию?! Сугой!
Уличная игровая площадка.
Дейдара, Сасори и Тоби вышли на улицу и вдохнули свежего воздуха. Подрывник был в самом скверном расположении духа. Во-первых, у него не было глины, а во-вторых, он даже не мог её создать.
«Что за невезенье, - думал он, вглядываясь в небо. – Яркое солнце, прохладный ветерок, играющие радостные ребята… И не единой бомбы».
Тоби, как только вышел на улицу, сразу же побежал кататься на горке, на которой уже были Шикамару и Чёуджи. Толстяк застрял между стенками на спуске, а его друг пытался его вытолкнуть. Тщетно.
- Эй, дурни, чем занимаетесь?
- Я пытаюсь вытолкать толс… - лениво проговорил Шикамару и тут же замолк.
- О боже, из-за таких как он, я никогда не смогу прокатиться с горки! – злился Тоби. – А ну-ка, жирножоп, поднапрягись-ка!
Чёуджи, услышав слово, предающее ему сил, рассвирепел и мигом вылез из стенок горки. Тоби, почуяв неладное, решил рвать отсюда когти. Он на огромной скорости устремился к центру игровой площадки, а толстяк ринулся за ним.
Сасори подошёл к своему любимому дереву и сел в тени. Он стал искать взглядом среди своих одногруппников её. Не нашёл. Тогда от нечего делать, он достал из кармана куклу и стал её причёсывать.
На игровой площадке все занимались своими делами.
В песочнице сидел лишь один ребёнок. Красноволосый мальчишка с татуировкой на лбу лепил из песка куличики. Он уже сделал три штуки, как к нему подошёл Какудзу.
- Это моя песочница. А значит и мой песок, а раз ты играешь моим песком, то ты должен платить за него деньги.
Гаара мрачно посмотрел на него сквозь брови. Сегодня он потерял где-то свою любимую формочку, поэтому был вдвойне зол.
- Хочешь получить свой песок?
- Ладно, парень остынь. Я прекрасно понимаю твои чувства. Ты ненавидишь всех этих ничтожных людей, которые тебя каждый день окружают. Тебя бесит каждое утро вставать и волочить свои ноги на завтрак. Ты любишь одиночество… да ты одинок.
- Что тебе нужно?
- Твои формочки, - сказал Какудзу, зная, что красноволосый их никогда не продаст.
Вдруг из кустов резко выбежал задыхающийся Тоби, споткнулся и полетел прямо в песочницу.
- Мои куличики! - жалобно воскликнул Гаара. Он озабочено осматривал кучки песка, которые совсем недавно были красивыми сдобными куличиками. Гаара постепенно мрачнел, а взгляд его наливался кровью.
- Э-э-э… прости, братишка, - испуганно пищал Тоби, пытаясь восстановить разрушенное.
- Убью.
«Что-то сегодня все хотят моей смерти, - решил Тоби и на всех парах побежал подальше от песочницы, только пятки сверкали».
На каждой территории детского сада есть специальный закоулок, где происходит самое интересное. Сейчас там собралась большая половина подготовительной группы.
- Леди и джентльмены! – взревел Узумаки Наруто. – Объявляю первый ежегодный чемпионат по скоростному поеданию жуков открытым!
Огромная толпа окружала трёх людей: Шино и Кисаме – участников и ведущего Наруто. Перед участниками стояли огромные ведра, полностью заполненные отборными жуками. Кисаме поглядывал на своего противника.
- Где очки брал? – спросил он его.
- На оптаре у знакомого продавца украл. Начнём?
Ведущий оглядел спортсменов и сглотнул.
- На старт, внимание… Жри!!!
Шино первый схватил горсть жуков и закинул их себе в рот.
- Твоё здоровье, Итачи сан, - сказал Кисаме и принялся яростно пожирать содержимое ведра.
Зрители подбадривали участников, кричали и улюлюкали.
- Жрите, жрите!!! – скандировали они.
Сакура и Ино с отвращением смотрели на это дело, но всё же смотрели. Они всё-таки сделали свои ставки Какудзу, который куда-то ушёл, но обещал вернуться. Акамару, сидевший на голове Кибы, заворожено смотрел на это дело и радостно тявкал, когда кто-то закидывал в рот особо большую кучу жуков.
Казалось бы, что силы были равна, но Кисаме начал сдавать позиции, замедляя скорость поедания. У него стала кружиться голова и, казалось, что он не выдержит темпа.
Держись, Кисаме, держись! – подбадривал его Хидан.
Воодушевлённый поддержкой Кисаме подрезал ногтем свой карман, и оттуда стала вытекать в ведро немного затвердевшая вчерашняя манная каша.
- Техника скрытой манной каши! – крикнул он, после чего рыбоподобный ускорился и сравнялся с Шино.
- Быстрей, быстрей!!! – не унимались зрители.
Вдруг в закоулок забежал весь вспотевший и испуганный Тоби, за которым гнались Гаара и Чёуджи. Они столкнулись с толпой, началась свалка и общее недоумение. Наруто под общую шумиху специально опрокинул оба ведра, чтоб участникам жизнь мёдом не казалась.
Кто знает, чтобы произошло с Тоби, если бы в закоулок не зашёл бы воспитатель.
- Успокойтесь, дети! Сейчас поедем на экскурсию, автобус уже ждёт. Подходите к выходу и ждите меня там.
Негодующая и разочарованная толпа отправилась к выходу. Там уже были остальные. Через минуту к ним подошёл воспитатель, и они все вместе подошли к автобусу.
- Садимся в автобус парами. Сидите тихо и внимательно слушайте экскурсовода.
Среди детей послышались приглушенные смешки.
В автобус никто не садился, все обсуждали сегодняшний чемпионат. Дейдара разочарованно их слушал и жалел, что не смог это увидеть. Весёлыми были только три человека: Наруто, который был всегда весёлый, Тоби, который остался жив, и Какудзу, потому что он был при деньгах. Но, если про первых двух сразу же забыли, то про последнего никто забывать не собирался, ведь все присутствующие делали свои ставки.
- Наши деньги! – толпа вопросительно смотрела на Какудзу.
- Какие ещё деньги? – изумился Какудзу. – Победителей нет, значит, и деньги никто не выиграл.
- Тогда верни, что мы тебе давали!
- Уговор дороже денег. Говорилось, что вы получите деньги, при условии, что победит тот на кого вы ставили. Победителей нет, - улыбнулся Какудзу и первый вошел в автобус.
Автобус.
Все рассаживались по местам. Сакура, Ино и Темари долго спорили, кто же сядет с Саске куном. В итоге с ним сел Наруто, игнорируя яростные возгласы девчонок и уворачиваясь от летящего в его голову веера. Дейдара решил сесть, где потише, и подальше от экскурсовода, чтобы не слышать его раздражающие россказни. Он сел на последнем кресле рядом с Хинатой, чьи глаза очень нравились подрывнику.
«Цвета глины, - думал он».
Сасори увидел, что место с Сакурой не занято, но в глазах её он читал: «Пошёл прочь, извращенец». Поэтому он просто отправился на свободное кресло, посадив на соседнее место свою любимую куклу – их воспитателя. Теперь-то его точно никто не станет раздражать - его сосед может быстро навести порядок в автобусе. К его несчастью, он не углядел, что сзади него сидит Дейдара с Хинатой. Одно из главных правил детсада гласило: не позволяй оказаться Дейдаре у тебя в тылу.
Автобус тронулся, и экскурсовод тут же начал триндеть, что-то о пяти великих деревнях и их создателей. В общем, скука смертная.
- Давай пинать спинку соседей спереди? – предложил подрывник Хинате.
- Это… Но ведь там же учитель, - смущенно ответила она, немного краснея.
- Правда? – улыбнулся Дейдара. – А я и не заметил.
Учиха Итачи, сидевший с Ино, которая подсела к нему, внимательно разглядывал Саске.
«Нет, ну я его точно где-то видел. Вот только где? Где? М-м-м… В садике? Точно, я видел его в садике, но, вроде бы, я видел его ещё раньше. Помнится, ещё давно мама давала чью-то фотографию и говорила, чтобы я забрал этого человека из ясель (младшая группа детсада). Похоже, что это и был он. Остаётся выяснить, кто он и кого он мне напоминает».
Автобус остановился на остановке «Коноха», и дети стали выходить из него по одному.
- Сейчас вы увидите одну из самых великих деревень! – вещал экскурсовод. – Я покажу вам легендарные памятники четырёх Хокаге. Возьмите за руку того, с кем вы сидели в автобусе и идите за мной.
Экскурсовод с вереницей детей отправился к главным воротам Конохи.
- Зецу забыли! – воскликнул Хидан и побежал к автобусу, который уже разворачивался.
Он решил оббежать автобус с задней стороны и когда он это делал, водитель неожиданно сдал назад и задавил бедного Хидана.
- А-а-а!!! Они убили Хидана! Сволочи! – взревел возмущенный Тоби.
Автобус несколько раз проехал взад-вперёд, смачно перекатывая кости Хидана под колёсами и, наконец, отправился на остановку для автобусов.
Дети несколько секунд поглазели на тело задавленного и пошли гулять по Конохе.
Коноха
Дети были навеселе. Их ждал целый день отдыха от надоевшего детского сада, да причём не где-нибудь, а в самой столице. Разумеется, они тут же убежали от экскурсовода и пошли по своим делам.
Орочимару, Тоби, Наруто и Киба решили посетить местную академию порнографических наук. Это было огромное здание с множеством различных залов. Киба не задумываясь, вошёл в дверь с надписью «зоофилия», и, похоже, он не собирается оттуда выходить ещё долгое время. Орочимару выбрал отсек для педофилов, а Тоби с Наруто отправились в самый маленький зал, созданный для нормальных людей. Чего там только не было. Различные свитки, пищевые пилюли, оригинальные кунаи, одежда, среди которой был замечательный облегающий зеленый костюмчик, а также огромное количество различных справочников и пособий. У Тоби и Наруто разбегались глаза от такого обширного выбора. Наруто сразу же присмотрел себе классную оранжево-чёрную курточку истинного извращенца. Тоби приглянулась дырчатая маска со спиралью неизвестного назначения. Всё было не особо дорого, и в очереди стоял всего лишь один человек. Этот человек представился как Какаши, на что дети бурно отреагировали.
- Чем интересуетесь? – спросил он их.
- Всякой всячиной, - уклончиво ответил Тоби, чувствуя себя немного не по себе.
Какаши отвернулся от них и принялся беседовать с продавцом о скором выходе нового номера «плейсенсей».
Дейдара искал магазин острых вещей, чтобы срезать со своих рук ненавистные перчатки. Но тут он наткнулся на магазин искусств и невольно повернул в его сторону. Войдя в помещение, подрывник был поражен. Таких красивых скульптур он ещё никогда не видел.
- Какой чудесный бюст, - восторженно проговорил он, ощупывая пальцами скульптуру.
Какудзу вместе с Гаарой, которые почему-то сблизились, залезли на крышу и оттуда наблюдали за ничтожными людишками.
- Как меня всё достало…
- И не говори. Тошно-то как.
- Ага.
- Даже говорить об этом утомительно.
Какудзу внимательно посмотрел в лицо Гаары и сказал:
- А у тебя есть мечта?
- Что? – не понял Гаара.
- Ну, то, чего ты больше всего хочешь. Я вот, например, мечтаю так разбогатеть, что аж… ну до чертиков короче.
- Напьёмся?
- Давай, - равнодушно ответил Какудзу.
Гаара достал два стакана и снял со своей спины тыкву. Потом он снял с неё пробку, наклонил и разлил по стаканам спиртной напиток на рисовой основе.
Итачи решил навестить свой дом, а Кисаме ходил за ним по пятам, что чрезвычайно раздражало Учиху. У ворот их клана его встретили мать с отцом.
- О-о-о! Итачи-чан вернулся из садика. Как мило.
- Здравствуй, сын.
Итачи молча посмотрел на них и ничего не ответил.
- А мы тут над твоим братом приорать решили.
- У меня есть брат? – удивился Итачи.
- А, что сестра? Может и сестра… мы не смотрели.
- Да нет же, я не об этом, - раздражался Итачи. – Я о том, что откуда у меня брат-то?
- Большой мальчик, должен уже знать такие вещи. Мы же тебе в прошлом году на день рождение дарили книгу с картинками – откуда берутся дети.
- Короче, сын, твой брат оттуда! – гордо сказал отец, показав пальцем.
- Вы, что с ума сошли! – негодовал Итачи. – Почему вы мне не сказали мне об этом?
- Как это не говорили? Он же с тобой в одном садике. Ты просто забыл, сыночек. Кстати, ты бы не помог нам разыграть нашего младшенького.
- Ну, допустим. Что делать-то?
- Все предельно просто, - улыбнулся отец. – Мы измажемся красной краской и притворимся мёртвыми, а ты будешь ходить вокруг нас, говоря ему, что ты всех убил. Весело придумал?
- Весьма не дурственно! – воскликнул Кисаме, стоящий за углом. – Соглашайтесь, Итачи-сан.
- М-м-м… ладно, все равно делать нечего.
Сасори с мрачным видом сидел на краю моста и тупо играл в подкидного дурака со своей новой куклой. Играть было не интересно, так он знал все ходы своего оппонента наперед. Ещё бы, ведь он им и управлял.
- Сакура, тебе ещё не надоела наша игра? – спросил он куклу.
- Нисколечко, семпай! – Сасори дергал за ниточки. – Вы такой умный, что играть с вами одно удовольствие.
Потом он достал пачку сигарет, которые нашёл под подушкой у Дейдары и в последний раз закурил. Докурив и по-пацански выбросив окурок, Сасори сложил в руках замысловатые печати и навсегда лишился чувств.
Зецу единственный, кто не был в Конохе. Он по случайности был заперт в автобусе. Водитель куда-то ушел. Один. Опять один. Нет… их было двое.
- Зецу, а давай в города?
- О-о-о! Давай.
- Ладно… Коноха.
- М-м-м… это деревня.
- Ладно… блин, ты выиграл, я сдаюсь.
- Слабак.
Хидан открыл глаза и попытался встать. Пытался он долго. Так и не смог.
Коноха. Ближе к вечеру.
Детей искали долго. Чтобы их найти, пришлось просить помощи у здешних ниндзя. Орочимару, Тоби, Наруто и Кибы выглядели очень довольными. В руках у всех было по несколько сувениров на память. Особенно радовался Наруто, щеголяя в новой курточке. Дейдару пришёл на остановку самостоятельно, притаща на спине огромную скульптуру. Воспитатель почему-то странно на неё поглядывал, как будто она могла взорваться. Подрывнику сделали выговор за то, что он без проса снял перчатки антиротики, на что он показал три язычка. Напившихся в зюзю Какудзу и Гаару несли на руках прям до самого автобуса. Песчаный мальчик спал пьяным сном, а Какудзу порой просыпался и говорил несусветные вещи:
- Выпили… всю тык… тыкву, блин.
Итачи нашли в полицейском участке, то есть у себя дома. Раз нашли Итачи, то нашли и Кисаме. Они как раз прятались за углом, чтобы выбежать к Саске и крикнуть: «Розыгрыш!!!», но это им сделать не дали поганые воспитатели. Что ж придется Саске потом рассказать, что его разыграли. Хм… а так оно и веселее получится.
Сасори из обычного мальчика превратился в деревянного, да ещё с огромным хвостом. Впрочем, среди детей идёт спор – а хвост ли это?
Хидана нашли распластавшегося на асфальте прямо у главных ворот.
- Спишь, бездельник! – ругал его воспитатель. – Убить бы тебя за это.
Зецу искали дольше всех. Оказалось, что эта бестолочь пряталась в автобусе, где его случайно обнаружили, когда заводили группу в автобус, уже собираясь бросить Зецу.
Приехали в детский сад. Автобус уехал.
- Упс! – промолвил Дейдара. – А я свою скульптуру забыл.
Где-то вдалеке послышался чудовищной силы взрыв. Дейдару поставили в угол.
Детский сад «Золотая рыбка». Утро.
К садику подкатил огромный автобус чёрного цвета с винилами цвета красных облаков. Оттуда вышла голограмма какого-то человека. Директор детсада вышел встретить его.
- Ну, как? – спросила голограмма. – Они стали людьми?
- Думаю стали. То есть… конечно же стали! Вчера мы свозили их на волю. В общем, они вполне прилично себя вели.
- Смерти есть?
- М-м-м… не знаю.
- Тела обнаружены?
- Нет. Точно нет.
- Это главное. Мой план переходит к главной стадии.
Директор посмотрел на голограмму с поднятыми бровями.
- Сегодня я заберу их. Всех девятерых, считая Тоби. Отныне они будут жить в моём доме. Я обучу их разными искусствами.
- По аккуратнее там с Дейдарой.
- Ну, разумеется.
Дальше последовали мучительные сборы. Из садика никто не хотел уезжать. Он был их домом, их семьёй, их боевым полигоном. Грустно было собирать вещи, зная, что уезжаешь навсегда.
Вот они. Все девять милых ребят стоят и приятно улыбаются, вспоминая счастливые моменты жизни, проведенные в саду. Их театральное приветствие, ссоры, скандалы и много-много взрывов.
Они в последний раз оглядели очертания милого детсада, попрощались с новой группой и пошли в автобус, чтобы покончить с детством и стать настоящими акацуками. И солнце светило им в след...

кто-то их убил
КОНЕЦ

Отпипо