Крик Петуха



Петуха звали Кригер. Безусловно, этот горластый красавец был одной из важных достопримечательностей «Сферы». Приезжавшие сюда иностранцы просили показать «господина Кригера» наряду с новейшим четырехмерным телескопом — преобразователем пространства, построенным группой «Кристалл-2».

Он очень любил СГУЩЕНКУ, особенно в трехлитровых банках. И когда его показывали приехавшим на станцию, то Кригер показывал с ней невероятные анальные трюки.

Но это было раньше.
А сейчас ПЕТУХ КРИЧАЛ от невыносимой боли.

У него был рак бородки, давший метастазы в гребешок, мозг и клюв.
Петух был в агонии, и ничто не могло ему помочь.

У его постели собрались замечательные люди: Черный властелин, Лео, мсье Пьер да Челло, школьник Василий, держащий за руку членодевку, торт-насильник, печально опустивший свечи, Ленин, красный самолет, Котэ и Кэп, Анна-Варни в смирительной рубашке, рыдающий Трэвис Иреч и кровавая Омская Птица.
Они провожали своего друга в последний путь, не скрывая скорби.
Петух продолжал кричать.

И, хотя его крик был уже много тише, чем пару дней назад, но боль не отпускала его. Кригер мучился, страдал за каждое плохое деяние, которое он совершил. Он страдал перед смертью за свою плохую жизнь.

-Как жаль, что у нас запрещена эвтаназия...-мрачно произнес врач.

Разрешенные дозы обезболивающего уже не помогали, Кригер вопил не переставая.
- Я надеюсь, что это скоро закончится, доктор? - спросил кто-то не смело.

"Я не знаю, но если включить в дело преобразователь пространства, я думаю, все пойдет на лад" - ответил доктор, сонно пожимая плечами.

В этот момент Кригер харкнул желтой кровью особенно сильно, выплюнув какой-то сгусток.
- Смотрите, он выплюнул свое сердце! - зашумела толпа.

Окровавленный клюв вновь раскрылся, и из него снова вырвался страшный крик, полный муки и невыразимой боли.

Ленин отвернулся. На глазах его невольно выступили слезы. Ему было жаль этого любителя сгущенки, несмотря на то, что его страдания, вероятно, были заслуженными.
Доктор молчал. Он надеялся, что агония Кригера не затянется надолго...

Внезапно в окошко заскочил Абу.
-Неужели его нельзя спасти? - спросил он, посмотрев на петуха, издающего слабые стоны.
Все помрачнели, и он, встав рядом со скорбящими, уставился на пернатое тело.

Петух снова закричал. Его мышцы свела сильнейшая судорога, глаза налились кровью, из опухолей на гребешке и бородке брызнул черный гной.
Казалось, этим последним воплем он через горло извергает на волю свою душу.
Женщины задрожали. Мужчины уставились в пол.
Крик перешел в слабый клекот. Что-то внутри петуха булькнуло - и он затих.

-Время смерти 18:22 - спокойно сказал врач, глядя на мирное мертвое тело.

И все внезапно ощутили такую горечь, как будто вместе с Кригером умерло что-то в их душах