алкаш


Описание:
бедный бездомный бродяга идуший от одного города к другому
Шаги:
15 из 100
Статус:
Свободна

Последние слова:
алкаш по имени толик начинает свой путь из москвы.он был голоден беден и он решил идти только вперед и не разварачиваться назад.

Надоели Толику презрительные взгляды незнакомых ему людей, которые шнуют днем и ночью мимо его коробки.А ведь они не знают, что у Толика два высших образования, да и кому это надо, им нет дела ни до кого, кроме себя."Все"-решил Толик,- "хватит с меня такой жизни."

Взяв вещи, что поцелее, Толик сел в электричку на юг, даже не посмотрев куда именно. За стеклом тамбурной двери оставались позади пыльные шумные улицы, пробки, арбузные лавки, торопящиеся люди. Пригород Москвы отличался от нее самой лишь высотой построек и так же стремительно уносился вдаль от Толика.

В электричке было жарко,сиденье настолько накалилось, что на нем невозможно было сидеть.Толстая женщина напротив обмахивалась картонкой из под конфет и обмахивала своего грудничка, который, впрочем, не переставал кричать.

- Уфф, как жарко то, а ты еще тут сидишь оборванец! - закричала толстуха. - Дышать из-за тебя нечем и ребенка мне травишь своим саньем. Сходил бы помылся, гадина.
Весь вагон обернулся на шум и уставился на Толика. Их лица были наполнены ненавистью к незнакомому им человеку.
- Да, воняешь ты как дачный сортир! - поддержал женщину парень на соседней лавке.
Толик не стал дожидатся новых комментариев и вышел в тамбур. Вагон, как ему показалось, вздохнул с облегчнием, будто каждый из них выйграл в лотерею. Кто то продолжал посмеиватся. "Что плохого я им сделал?" - и Толик попытался представить себя на месте той толстухи, оценить себя со стороны.

Ветерок обдувал лицо и лохмотья, хотелось спать.Так и не найдя ответ на свой вопрос Толик ударился в воспоминания,ведь когда то он был успешным студентом, подававшим большие надежды, для него даже готовили место в престижной фирме.

Но тут его воспоминания оборвал толчок в спину.Он развернулся и увидел гопников .


Есть чо?-выплюнул самый матерый, посверкивая вставным медным зубом, видимо главарь,у него было большое мясистое лицо и довольно крепкое,на сколько позволял образ жизни, телосложение.Грязная масленая футболка была повязана вокруг шеи.Он то и дело смахивал капли пота, обильно стекающие по его лицу.За спиной альфа гопничка кучковались еще два выкидыша совковых времен.Один был длинный и худой настолько, что даже удивительно было, как это существо еще ходит, лицо его было желтое и длинное, под глазами мешки, как после длительной пьянки,второй же был совсем юн,хотя имел довольно дерзкий взгляд, в котором проглядывалось еще недавно игравшее детство.

- Да что вы ребята, у меня то, да откуда. - Толик попятился к двери судорожно думая как быть теперь, зажатым в тамбуре.
- С хорошими парнями надо делиться. - с усмешекой, подергивая голыми плечами, сказал гопник. Пара его дружков переглянулись даря друг другу крысиные улыбки. Было видно, что шайка даже и не надеется найти у бомжа что-то ценное и это для них просто жертва, самая беззащитная на всю электричку. Еще пол шага назад и нога Толика уже на половину оказалась на краю ступеньки вниз.
- Да ты не бойся, отец.
Альфа откинул руку для удара, крысята вытянули шеи в предвкушении. Толик прижал согнутые руки к телу и слегка присел приготовшись принять боль, но получилось что гопник, целясь в почку ударом справа, угодил как раз в локоть присевшего Толика. Рука отскочила встретив твердый костлявый локоть.
- Ах ты, блять, кусаешься! Хахаха. - заулыбался он.
Толик, выхватил из кармана штанов свой любимый штопор. Не одна сотня бутылок портвейна была им открыта и сейчас он, как старый друг, твердо лег ему в руку внезапно, из куханой утвари, превратившлся в подобие стиллета. Подавшись вперед Толик, уже падая, воткнул штопор в бедро гопнику и продолжая лететь на пол разорвал обидчику пол ноги. Один из крысенышей увидев такое подпрыгнул до потолка и завизжал как девка.

Но бежать уже было поздно, Алкаш обезумел,он бросился к длинному и всадил штопор тому в бок,раз за разом, он колотил его, смотрел как рвутся ткани, органы.Всю свою душевную боль он направлял в удары.Вот уже гопник перестал сопротивляться, но Толик все бил и бил, позабыв о еще двух его дружках.

Удар ноги снизу по челюсти отбросил обезумевшего бомжа обратно к двери, рядом с которой он совсем недавно стоял в ожидании участи. Сознание стало возвращатся и он окинул взглядом все что натворил. Месиво худощавого лежало в углу двери напротив, альфа, который только что ударил Толика, стоял зажав одной рукой рану на бедре, из которой сочилась кровь, а юнец, не отрывая глаз от разодранного тела худощавого, вжимался в угол пытаясь в нем спрятаться и что то бормотал.
- Белозерная. - сказал скрипучий голос из динамика.
Двери за спиной бомжа открылись и он букваль скатился спиной по ступеням, упав под самые колеса поезда. Поднырнув под вагон он выскочил на другую сторону путей и побежал вниз по насыпи. В догонку за ним погнался лишь пронзительный женский крик.

Поднявшись с кювета Толик поковылял изо все сил, куда глаза глядят, подальше от этого разложившегося общества, которое не может прочувствовать его, на самом деле, тонкую душевную организацию.Дыхание сбивалось, а он все шел, только вперед,вокруг открывались довольно живописные места,но нашему другу было не до того.Наконец он совсем выдохся и свалился в грязь, там и уснул.

Утренние лучи солнца пробивались сквозь кроны деревьев играя на лице Толика. Пение птиц, шелест травы, журчание ручья неподалеку. Это было самое прекрасное утро за последние 10 лет никчемной жизни. Лес будто впитал все душевные невзгоды и одарил его своей прохдадой и чистотой. Толик побрел на звук воды. Прозрачная лента бежала вдоль деревьев играя с камнями, разбрасывая искрами солнце. Алкаш (хотя он не употреблял уже с момента бегства из Москвы) склонился над ручьем, зачарованный его красотой, и увидел в чистейшей воде свое отражение. Кровь была по всей одежде, запеклась в бороде и волосах. Та часть лица, что не была забрызгана кровью была измазана грязью, в которой он провел эту ночь. Лес подлек стремительно удаляясь и перед глазами застыла картина тамбура, кровь, выпущенные на пол органы худощавого. Толик нервно задышал, будто бы в приступе удушья и начал срывать с себя одежду. Он забрался в ручей и с остервенением начал смывать с себя всю грязь, раздирая до красноты кожу, пытясь смыть воспоминания о случившемся.

Через некоторое время, успокоившись и как следует отмывшись Толик заметил, что за ним наблюдают.Он быстро подбежал к берегу и схватил свои лохмотья, со стороны соседних кустов раздалось хихиканье.

Две девчушки лет по 10 убегали от ручья и голого Толика. "Значит рядом есть деревня, но стоит ли туда идти? Наверняка там только и говорят сейчас о убийстве на станции." Он закопал свою старую одежду и выбрал из мешка самую лучшую, что ему только удавалось найти в Московских мусорках. Чистый, в относительно хорошей одежде он вполне стал похож на деревенского жителя, которого не очень беспокоит внешний вид, "лишь бы без дырок рубаха". В таком виде он двинулся вниз по ручью стараясь уйти подальше.