СЕкс в Пориже



сЕкС и только он !

Как хочется его, но я так туп, как же я попаду в Париж?

"Для того, чтобы проникнуться романтикой Парижа существует альтернативный способ - интернет. Правда, и секс в этом случае будет тоже по интернету, иными словами, опять фап." - эти мысли меня опечалили, но отказываться от мечты я не стал. Первым делом я составил план, добротный такой план:

1. Заработать денег.
2. Улететь в Париж.
3. Найти партнера для секса.
4. Осуществить мечту.

Итак, для начала деньги. Чтобы зарабатывать хорошие деньги, надо быть профессиОНАЛЛОМ. Им я стану не скоро, поскольку еще студентота. Но ОНАЛОМ зарабатывать я уже могу. Это, как-никак, тоже секс. Правда, совсем не тот, о котором я мечтал, и не в Париже. Так что этот план не подходит. И тут меня ОСЕНИЛО: "Я буду продавать паленую водку местным алкашам и на этом разбогатею!"

Алкашей в округе – хоть отбавляй, а помрут от отравления – обществу только польза. План хорош! Водку можно готовить из денатурата на химфаке в универе, но перед началом продаж необходимо устранить конкуренцию в лице бабы Мани и тети Нюры, захвативших весь рынок паленой водки. Их устранить можно легко, несчастный случай и все дела. Я начал следить за ними, чтобы узнать их привычки, расписание дня и прочие вещи. Я был скрупулезен и узнал все их тайны, которыми обязательно воспользуюсь, чтобы их устранить!

И тут меня осенило второй раз: "Зачем убивать куриц, несущих золотые яйца, если можно похитить всю приготовленную ими водку и продать самому?". Договорившись с Парамоновым из параллельного потока, я придумал такой план: близ жилья бабок мы развесим объявления, что в среду в 12 часов дня на центральной площади будет производиться распродажа конфискатного творога. Бабки, как водится, придут туда часов в 5 утра, чтобы быть первыми в очереди. Времени до 12 нам хватит с лихвой, чтобы вывезти на парамоновских жигулях всю их водку в неизвестном направлении. План был гениален и прост. Ну и что, что я проебал пол лета в слежке, похуй же. Итак, я распечатал объявление и развесил его возле подъездов. Развесил по всему городу, чтобы не было так подозрительно. Стал следить, ловить момент когда наживка будет проглочена.

Не стану вдаваться в подробности о том, как мы с Парамоновым отстреливались из рогатки от погони, как разливали водку в новую тару, как газеты пестрили потом объявлениями о массовом отравлении местной алкашни. Скажу только, деньги на поездку в Париж теперь были. Я сразу полез было покупать билет, но вспомнил, что У МЕНЯ НЕТ ЗАГРАН ПАСПОРТА. Бля, как я мог о нем забыть?! Внезапно позади меня раздался голос:

- Эй, сюшай, в Париш нада, да?

Я повернулся, возле билетных касс стоял подозрительный тип восточной внешности, который предложил мне поехать в Париж на маршрутке для гастарбайтеров без оформления документов. Ну и заебись – для секса паспорт все равно не нужен. С полицией местной, правда, палево, но зато вдвое (!) дешевле! Не долго думая, я согласился, отсчитал этому типу тут же деньжат и получил от него расписку на обороте чека из магазина. Чек был на 14 буханок хлеба и 3 бутылки водки.

- Впариш едым послизафтра, утром выызжаимь в 6:00, не апасдыфай. - выдал мне на прощание этот мой "спаситель" и скрылся в толпе.

Все свободное время я провел за компом, двачевал капчу, тролил школьников и вот пришло время. Я проснулся в 5, умылся, собрал сумку, насыпал корма коту. Везде насыпал: на столе, в ванной, в туалете. Много насыпал. Как ни как я же в Париж! Придя в указанное место я обнаружил человек 10-15 таких же как и я, это был разнородный сброд: от мексиканцев с бомбами до трюкачей с мешками.

Ровно в 6 утра подъехала маршрутка с криво наклеиной бумажкой на лобовом стекле "В Парыш". Из нее вышел уже знакомый нам всем персонаж и объявил:

- Значыт, едым в Париш. Перэд таможней будым насыпат в машыну сено и навос, чтобы спратат вас. Паэтаму сыдэний в машынэ нэту, прыдотса сыдэт на палу. В путы до Парыша будыт двэ астанофкы чтобы сходыт в туалэт. Еду биром с сабой. У каво нэту – можна купыт шаурму в ларкэ у Ашота за углом.

Я уже всем запасся, поэтому шмыгнул в маршрутку первым, забился в угол и накрылся своим любимым пледом со звездочками. Маршрутка качалась и проседала от набивающегося в нее народу. Кто то решил открыть форточку но тут же завязался спор "продует-непродует" и форточку оставили в покое. Через 15 минут тряски на месте дверь маршрутки хлопнула, и водитель громко объявил:

- Тырогаемся, слэдущий остановки 20 минут до граница. Тувалет дырка в пол вон там, где звездочки на тряпке.

И тут я понял, как опрометчиво кинулся в угол маршрутки совсем не оглядевшись по сторонам. Едва водитель сообщил пассажирам, где туалет, с меня тут начали стягивать плед со звездочками в надежде отыскать дырку в полу...

Долго ли коротко, маршрутка подкатила к границе. Я уже проклинал себя за то, что подвязался на все это – сидя всю дорогу на полу в неудобной позе, ног по собой я почти уже не чувствовал. А ведь впереди еще поездка через полъевропы! Водитель завел маршрутку в кусты и скомандовал:

- Прыготовыца! Всэм лэч на пол! Щаз будым грузыт сэно с навозам. В ном вас ныкто ыскат нэ станэт. Еслы мала мэста, лажытысь штабэлами.

Вообщем это не самое мое теплое воспоминание о поездке в Париж... хотя под кучей сена с навозом было довольно жарко.

- Через тры часа вытащим. - прокричал водитель и маршрутка снова загудела, затряслась. Вот уже прошло больше 4 чсов, но вытаскивать их никто не собирался. Народ стал волноваться.

Некоторые люди обоссались и обкакались, и в воздухе стояла тяжелая вонь, все возмущались. Я трясся от волнения, и почувствовал, что мои штаны начинают намокать. От неожиданного удара я расслабился и окончательно обделался. Машину мотала из стороны в сторону, вертело вверх ногами. Когда я пришел в себя, то был весь в крови и навозе. Повсюду лежали тела, разорванные на части. А неподалеку лежала сама маршрутка, вернее то, что от нее осталось. Я подбежал к куче дымящихся обломков с водительской стороны. Кажется, наш водитель был еще жив.

"До Порижа придется идти пешком" - подумал я, глядя на него, - "Но немного секса можно устроить здесь и сейчас!"

Но для начала надо было осмотреться, я подошел к останкам маршрутки. Водитель оказался жив, я помог ему выбраться на обочину.

- Тфу, билядь! – выругался он – гаварылы мнэ нэ дэлат болше мортвуйу пытлу на газэлэ, даыгралса. Ызвыны, брат, нэ даехалы до Парыжа, эта тока Украына, но да Полшы нэдалэко, вон туда. Далшы сам, вот тэбэ пыцот рублэй, чтобы абыдна нэ была, а я абратна пайду.

И он побрел, прихрамывая, по шосее обратно в нашу сраную Рашку. А я? Я стоял и смотрел на него, удаляющегося в лучах заката, весь в сене, крови, навозе, да еще и обосравшийся. Я слишком далеко зашел на пути к своей мечте и возвращаться домой не соло наебавши – нет, это не для меня. Секс в Париже или смерть!...

Обтершись кое-как пятьюстами рублей, я ополоснул их в придорожной канаве, положил в карман, и, напевая националистические украинские песни (чтоб не заподозрили) бодро двинулся в сторону Польши. Но на границе, мне пришлось отрабатывать натурой у погранцов... Благо у меня в суме нашолся старый шмот сала, им я смазал свою дырочку, и мне было не так больно. После отработки, пограничники угостили меня водкой, дали закусить, сказали что я гарный хлопец, и что такие как я очень нужны в Польше. Но едва я приблизился к польскому пропускному пункту, как в глаза мне бросился бущующий на польской стороне пшекосрач и москалями и жыдами.

"Ддддддддддааааааааааааааааа..." - подумал я – "ну ничего, это мне даже на руку."

Воспользовавшись царившей неразберихой, я прикинулся представителем международной гуманитарной миссии и, чтобы не привлекать лишнего внимания, двинулся через леса, поля, горы и реки, тщательно избегая места обитания людей. Через 3 месяца я, наконец, пересек границу и внедрился в соседнюю Чехию. За это время я оброс мхом и лишайником, научился питаться корешками и желудями, видеть в темноте, охотиться на медведя, и приобрел еще массу полезных навыков. Также в лесу я нашел фошиздский танк времен второй мировой войны, выгодно продав который местным черным копателям, я разжился деньгами на беспрепятственное путешествие до Парижа и обратно с блэкджеком и шлюхами, включая чай в поезде и подкуп пограничников.

Незадачливый читатель может обрадоваться такому моему везению и даже подумать, что теперь то все будет хорошо и до Парижу я доберусь без приключений. Посему я спешу разочаровать моего незадачливого читателя. Из всего сказанного мной ранее давно можно было сделать вывод, что легко мне даются только неприятности.

Итак, путешествуя по европе в сторону Парижу я:
~ был обворован двумя словенскими проститутками
~ избит английскими болельщиками, которые не хотели признавать мои футбольные вкусы
~ попал на вечеринку свингеров
~ был изгнан с вечеринки свингеров за то, что съел весь виноград с клубникой
~ поучаствовал в ограбление банка, получил свою долю
~ был вновь обворован теми же словенскими проститутками (и чего я такой доверчивый)

Наконец, вместе с контрабандой улиток, я добрался до Франции, пересек ее границу и слышал вокруг себя теперь только приятное гортанное стрекотание француженок. Приблизившись к небольшой группке таких вот француженок, я радостно крикнул им:

- Бонжур!

Они повернулись ко мне, у меня перехватило дыхание… Ни одного белого лица, сплошные арабки и нигры.

- Monsieur, quoi vous voudriez? Monsieur… - я пришел в себя и увидел, как одна из них дергает меня за рукав. Я лихорадочно соображал, что ответить. Париж на месте, а вот парижанки ли передо мной???

- Девушка, а можно ваш паспорт? – выпалил я и в глазах мои помутнело…

Это было после выставке КРИ в москве. Я, как истинный поклонник, ждал команду АГ у выхода с выставочного зала, что бы попросить афтограф. Внезапно из дверей возник Номад, голый по пояс. Я не успел протянуть к нему свою руку с бумажкой и ручкой, как он внимательно посмотрел на меня и предложил пройти с ним. Я послушно отправился за своим кумиров куда то в глубь служебных помещений выставочного комплекса. Неожиданно он втолкнул меня в какую то комнату, где было темно. Почти сразу он сдернул с меня штаны и припал своими горячими губами к моему члену. Сосал он очень хорошо, чувствовался не малый опыт. От счастья я потерял счет времени, но это продолжалось довольно долго, как минимум половину часа. Потом Номад, сглотнув мою сперму, обильно помазал свой анал (надо признаться, довольно раздроченый) вазелином и резко насадился на мой член. После часового совокупления, мы долго лежали обнявшись, а потом он проводил меня до такси и даже поцеловал в губы. До сих пор я вспоминаю это, как лучший день в моей жизни. Володя, если ты это читаешь, знай - я люблю Тебя!..

Это был флешбэк, возникший у меня после того, как я увидел ее. На мои идиотские попытки выпросить паспорт у черных француженок пришла она, из за которой и был этот флешбэк. Ее черные усики на мягкой нежной коже, ее манера одеваться, ее тембр голоса, все это послужили хорошей почвой для флешбэка. Но все это в прошлом, Володя в прошлом, сейчас я хочу только одного, СЕКСА В ПАРИЖЕ!!!

- Наркоман? - на ломаном русском обратилась ко мне усатая женщина после недолгого разговора со своими подругами.
- Русский! - ответил я и кинул зигу в знак своего истинно славянского происхождения.

Нигры и арабки нахмурились и окружили меня тесным кружком, их бормотание начало становиться пугающим.

- Achète le souvenir – недобро сказала одна из них, протягивая мне брелок в виде Эйфелевой башни.

Я понял, что появилась возможность откупиться от побоев.

- Сколько?! – радостно спросил я.
- 100500 francs.
- Скоооооолько?! – уже безрадостно спросил я.
- Autrement nous égorgerons! Fasciste… - ответила она.

Что делать, пришлось расстаться с последней наличностью, оставшейся после продажи танка, ограбления и двух словенских проституток. Но зато теперь я был в Париже, с багажом воспоминаний, консервным ножом и очень даже симпатичным брелоком в виде Эйфелевой башни. Оставалось только при помощи всего этого раздобыть секс.

Я стал прорабатывать возможные варианты:
1. Угрожая консервным ножом, изнасиловать француженку.
2. Угрожая консервным ножом, отнять у кого-нибудь денег и снять французскую проститутку.
3. Угрожая консервным ножом, познакомиться с красивой французской девушкой, подарить ей брелок, рассказать о своих приключениях, понравиться ей и уговорить её на секс.

Первые два варианта не годились, поскольку криминал, а я, все-таки, честный малый. Поэтому я остановился на последнем варианте, хотя такую хуиту не сумел бы придумать даже Номад. Хотя вариант был выбран, но мой технически сбитый мозго продолжал делать подборки:
- угрожая брелком отнять денег и пригласить француженку в кафе.
- продать нож и брелок и пригласить француженку в кафе.
- скрестить нож и брелок и показывать монстра в цирке.
- порезать себе ножом руки и броситься под машину, добрая француженка вылечит меня и отдастся.
пока эти варианты перещелкивали в моей голове тело уже начало приводить в действие план номер 3.

Однако что-то не получалось, только я доставал нож, как любая девушка убегала в страхе. Я долго думал и пришел к выводу, что что-то тут не так, нужно было что-то менять. Неожиданно меня осенило: надо порезать себя консервным ножом и прикинуться жертвой разбойного нападения – так я смогу убить сразу двух зайцев: оправдать отсутствие денег и документов и вызвать жалость у сердобольной французской девушки. А если я еще и подарю ей при этом брелок, она точно будет моя! Неожиданно меня осенило: надо порезать себя консервным ножом и прикинуться жертвой разбойного нападения – так я смогу убить сразу двух зайцев: оправдать отсутствие денег и документов и вызвать жалость у сердобольной французской девушки. А если я еще и подарю ей при этом брелок, яааааааааааааааааааазь. Неожиданно меня осенило... Стоп... что за хуйня. Кажется, я это уже говорил. В голове мутнеет и я падаю на асфальт. Какие-то голоса вокруг, кто то стягивает с меня штаны. Брелок, не потеряйте мой брелок!.. сирена. О боже как болит голова.

Я очнулся в больнице, в уютной теплой больнице парижа для бездомных. От наркоза кружится голова. Что эти черти сделали со мной? Проверил почки, вроде на месте. Внезапно в палату вошла молоденькая медсестра в коротком халатике, белых колготках и туфлях на каблуках и подошла прямо к моей койке!

- Comme vous vous sentez, messieurs? – спросила она меня.
- Девушка, здрасте! – забыв обо всем, затараторил я – какие-то негодяи видите, что сделали? Деньги, документы, всё, что было нажито непосильным трудом, всё забрали! А я ведь так хотел увидеть Париж! Я ведь так люблю Францию! Денег копил, целый год на трех работах пахал! Какие негодяи! Но хорошо, что есть на свете такие добрые, отзывчивые, красивые девушки, как вы! А как вас зовут? А хотите, брелок подарю?

Она властно перевернула меня на живот, оголив мой зад и вонзила в него иглу. Я что то пытался бормотать, но почти сразу отключился. проснулся я уже ночь. Все в палате спали, далеко в коридоре горел тусклый свет на столе дежурной медсестры. Я решил, что пора действовать. Пошарив в своей одежде, я нашел брелок, встал с койки и, вынув из жопы шприц, поковылял к дежурной медсестре. Ей оказалась та самая красавица, которая навещала меня в палате. Доковыляв до нее, я состроил широкую лыбу и начал размахивать брелоком. Медсестра, видимо, не поняла дружелюбности моих намерений, так что последнее воспоминание того дня – это летящая мне голову табуретка, очнулся в реанимации.

Мне категорически не везло. Половина мечты исполнена, а вторая - постоянно ускользает. И это не хорошо, ведь все это время мне так дико везло. Что изменилось? Куда подевалось мое везение? Я размышлял на подобные темы порядка месяца, пока проходил курс интенсивной терапии в больнице. Так как я был БОМЖ по сути, то лечили меня на деньги государства, однако с последующим возмещением. После того, как я вышел из больницы была уже зима. У меня на руках было направление на работу, где я должен отрабатывать свое лечение еще ближайшие год два. Кстати как там мой кот? Когда я уезжал я забыл его покормить? или не забыл... как он там без меня?

Зайдя на почту, я составил коту телеграмму следующего содержания: "Милый мой Котэ. Пишу тебе с чужбины, из далекого Парижа. В двух словах не передать, сколько всего выпало на мою долю с момента нашего расставания и как терзает меня мысль о том, как ты там справляешься без меня. Ответь скорее – я очень волнуюсь." Обратным адресом вписал место моей будущей работы. Когда я отдал служащему телеграмму, ВНЕЗАПНО выяснилось, что за ее отправку надо заплатить. Денег у меня не было, но, похоже, я имел тогда настолько жалкий вид, что служащий сжалился и отправил телеграмму бесплатно.

После я отправился по направлению на работу – это оказалась фабрика по изготовлению знаменитого французского сыра с плесенью. Мне была уготована должность старшего помощника младшего выращивателя плесени. Как вы все знаете, плесень - это грибок. И для получения самого элитного, пахучего голубого сыра больше всего подходит грибок, растущий между пальцами на потных немытых ногах. И именно потому, что после долгого пути мои ноги были очень немытыми и очень пахучими, меня и взяли на эту почетную должность.

Отработав три месяца, я вдруг стал замечать, что спрос на мою плесень явно растет, многие французы стали приходить со своим сыром, чтобы я, за некоторое вознаграждение, лично добавил в него свою плесень. Но поскольку я был молодой и наглый, то решил, что этого мне мало и пошел к начальнику фабрики требовать повышения. Но начальник пошел в отказ, сказал, мол, у него самого плесень на ногах не хуже, а на вкус и цвет товарища нет. Что теперь, из-за этого каждому старшего помощника младшего выращивателя плесени зарплату поднимать? Я сказал, что уволюсь, он ответил, что хуй там, ибо я еще не отработал лечение в больнице. Но такими темпами я буду отрабатывать его еще 2 года! Начальник фабрики хитер и коварен и я ушел, с досадой хлопнув дверью, ничего не сумев ему возразить. Но в отместку я решил продавать свою плесень налево и начал искать каналы сбыта.

И тут мне по интернету поступило весьма заманчивое предложение. Оказалось, моей плесенью заинтересовались сомалийские пираты. Они награбили сотни денег и решили ни в чем себе по жизни не отказывать. Если плесень, то самая лучшая, решили они и предложили мне за нее наивысшую цену. Командир пиратов назначил мне встречу под Эйфелевой башней.

Вечером принесли письмо, открытка из дома, от моего кота. Это была фотооткрытка, на ней мой кот в компании кошечек лежал на моем диване и пил молоко с валерьянкой. Я улыбнулся и вспомнил о своей мечте, которая погнала меня в путь: "СЕкс в пориже". Теперь я точно знал чего мне просить у капитана пиратов. Я взял свою драную куртку, подпер свою дверь в общаге кирпичом и вышел в это приятное парижское субботнее утро в хорошем расположении духа.

В условленном месте я встретился с капитаном пиратов, поразительно похожем на Черного Властелина. Знаками я жестами (поскольку не знаю сомалийского) объяснил ему, что хочу взамен моей плесени секс в Париже. Посмотрев на меня пару секунд, капитан жестами спросил: "Наркоман штоле, сука?" Я жестами ответил, что хочу и ниебёт. И добавил, что не иначе, как с французской актрисой. Он жестами спросил, с какой именно, и тут я запнулся, поскольку не знаю по имени ни одну французскую актрису, кроме Бриджит Бордо, но она старая. Капитан уже начал сомневаться, что я настроен серьёзно, но я дал ему нюхнуть плесени со своих ног, и он сразу нашел решение: жестами он объяснил, что киностудия Pathé скоро организует круиз вокруг Африки и предложил поехать с ним, чтобы я мог принять участие в нападении на круизный лайнер и выбрать себе актрису по нраву. Идея была заманчива, но я хотел секса именно в пОриже, а не на теплоходе, к тому же перспектива силой овладеть девушкой не прельщала мое сознание, поэтому я выдвинул встречное предложение. Они грабят там свой теплоход, привозят девушке в пОриж, а я, как бы супер герой, спасаю их. И девушки сходят по мне с ума, и дело в шляпе.

Капитан пошушукался со своим помощником и согласился, но за аванс. А соскреб хороший шмат плесени и передал его капитану. На том и разошлись. 2 месяца я усердно работал на фабрике в ожидании своего счастья и вот, в один прекрасный день, к нам в цех заглянул сомалийский нигра и поманил меня пальцем. Мы вышли во двор и я остолбенел – передо мной стоял роскошный круизный теплоход, на палубе которого теснились связанные шикарные красавицы. Я не мог поверить своим глазам – тут были актрисы и из "Миссии Клеопатры", и из "Такси", и из какого-то ещё фильма, название не помню, но клёвый. В голове промелькнула было мысль – "как они пронесли корабль через проходную, ведь отсюда даже мышь амбарную не спиздишь", но при новом взгляде на всё это великолепие рот наполнился слюной, руки затряслись, а ноги подогнулись. Пираты, тем временем, мирно стояли, покуривая, явно намекая, что "спасение" тёлок не составит особого труда.

- Я спасу вас красавицы! - на ломанном французском из разговорника, прокричал я и кинулся на пиратов, которые начали картинно разбегаться в стороны, хватаясь за голову, изображая панику. Я догнал одного из них и переебал ему в с вертухая в щи, чуть не сломав себе ногу. Через пол часа я устал и нигры, поняв это, взяли сверток с заготовленной плесенью и удалились. Я поднялся на палубу и еще раз окинул взглядом моих французских красавиц. Их глаза были полны радости и восторга. Я сильно хромал, разбил нос о кулак одного из нигр и выглядел как Рэмбо после боя - мужественно и гордо.

Доковыляв до ближайшей из них, я хотел картинным жестом сорвать с неё верёвки, но нигры завязали их слишком сильно, и, когда я дёрнул, девушка не удержала равновесия, оступилась, перевалилась за фальшборт и свалилась на землю в грязь, сломав себе при этом три наманекюренных ногтя. Я подумал, что в очередной раз всё зафейлил, но увидев, что остальные девушки смотрят на меня с ещё большим восхищением, вновь воспрянул духом. Что поделать, такова женская натура – позор и унижение конкурентки ей - как бальзам на душу… Больше я решил не выпендриваться и взял таки нож. Разрезав веревки на уже синеющих запястьях девушке я задрал нос к небу, намереваясь проткнуть им самого господа бога. Однако в этом был мой просчет, самый главный просчет.

Девушки, почему-то, не срывали с себя одежду и не бросались на мое горячее молодое тело. Они просто сказали мне все по очереди "спасибо" и поспешили скрыться с места преступления. Это был провал. Ко мне, изрядно приунывшему, подошел капитан и стал требовать плату, потому как свою часть сделки он выполнил. Я без вопросов отдал ему всю плесень, которую успел скопить за эти несколько дней и поспешил также покинуть корабль. Я уже хотел было заплакать, глядя как корабль с сомалийскими пиратами скрывается за поворотом, но тут рядом со мной кто-то застонал. Это была та девушка, которую я пытался развязать первой и которая упала в грязь. Я про нее совсем забыл!

- Что происходит? Кто вы? И кто я…? – задумчиво на чистом русском языке произнесла она, глядя мне в глаза. Я воспрянул духом – очевидно же, при падении с корабля она ударилась головой и потеряла память, выучив попутно русский язык. Этим необходимо срочно воспользоваться!
- Стоп, кажется начинаю припоминать – бубнила она – я была на корабле, а потом… как это будет по-русски…?

Ужаснувшись от мысли, что память к ней вернётся с минуты на минуту, я схватил с земли кирпич и стукнул её по голове, после чего, подняв её оглушенное тело, понёс его на склад готовой продукции. К сожалению или счастью, там крутилась инспекция, поэтому я решил отправиться домой. Накинув на плечо свою куртку поверх тела женщины я пошел по улицам ничего не опасаясь. До дома я добрался, как и планировалось, без проблем.

В почтовом ящике меня ждал конверт. На лицевой стороне красовался след от кошачьей лапы, "кошпочтампт" - гласила печать. Зайдя в квартиру я положил девушку на диван, поставил рядом с ней стакан с водой, чтобы создать иллюзию заботы по ее пробуждению. А сам сел в кресло и распечатал конверт.

В конверте была розовая открытка. На ней было написано неровным почерком:
"Я не шучу, вы мне поверьте,
Пришлю я вам письмо в конверте.
А вы пришлете мне ответ -
Блоха кусает или нет."
Из конверта внезапно выпрыгнула блоха и села мне на руку. Я не успел опомниться, как она сгрызла мне полруки.

- НЕЕЕЕЕЕЕТ!!! - закричал я...

Очнулся я на самолете. Мне приветливо улыбался сам Саркози, держа в руках поднос с печеньем.

- Бон Вояж!
- Как я здесь оказался? - спросил я.
- О, мой дорогой друг, вы выиграли в лотерею! Помните?
- Ни хуя не помню, - сказал я.
- Неважно. Вы выиграли СЕКС В ПОРИЖЕ!
- В Пориже?
- Да-да, в Пориже! То есть маленький польский городок. Хотите познакомиться с пилотом?

Я, ошеломленный, последовал за Саркози. Каково было мое удивление, когда в кресле пилота я увидел своего брата. Вместо того, чтобы управлять самолетом, он нульчевал капчу с зеркала заднего вида. "Ну это вообще пушка," - подумал я и увидел в окно бескрайнее поле берез. Брат обернулся, подмигнул тремя глазами и сказал:

- Просыпайся, братан! Не надо было упарываться без перепихнином!

Я проснулся в просторной комнате под одеялом на большой кровати в стиле Тюдор. Рядом со мной мирно сопела та самая актриса. Я с ужасом понял, что ничего не помню, что произошло. На прикроватной тумбочке лежали мои грибы, которые я постоянно носил с собой с тех пор, как нашел их еще в далекой России пару месяцев назад. "Ну что ж, сбылась мечта идиота - получил я свой секс в Пориже, " - подумал я. - "А хотя постой... А вдруг его не было? Не может быть!". Актриса услышала мою возню, потянулась и открыла глаза.

- Слушай, я немного забыл, а что произошло этой ночью? - спросил я.
- Мяу! - ответила она.

Я попятился по кровати назад, но она снова заговорила.

- Да что с тобой, черт возьми! - теперь уже по человечески и даже по русски.

Я протер глаза ладонями, отгоняя последние остатки грибных снов.

- Да так, показалось. - ответил я уже спокойнее и вернулся на свою подушку, потом вспомнил о чем хотел спросить и засмущался. - а у нас это... ну... что нибудь было?
- Конечно. - она ласково мне улыбнулась, поцеловала и спрыгнула с кровати.

На ней ничего не было, и в утреннем свете я отчетливо мог различить ее формы, как она была прекрасна. Большие глаза, маленький носик, маленькие, как у маленькой девочки, грудки, плоский животик, округлая попка, огромный член, стройные ножки... стоп... округлая попка, огромный...

- О нет, нет нет нет... Боже нет! - забормотал я.
- Все было на высшем уровне, мой сладкий. - подмигнула мне та самая актриса и скрылась на кухне.

Я все еще мотал головой, а вокруг как будто звучала музыка, глупая мелодия в стиле фанк и голосом моего кота кто то пел:
"Ты попал в ловушку, детка,
Ты теперь сам как ловушка.
You are trapped, babby,
You are now like a trap."