Химера и Князь: баттл в Омском стиле

Теги: Омск фэнтези 


...Князю Серебряному было жаль этого мальчишку-химеру. Жалость - единственное оружие добра, которым тоже можно убить, изничтожить и порвать. Перед ним не кто иной, как хуесос. Эти существа могу прозябать лишь подобно паразитам - за счёт чужой спермы.Аниматис атаковал.Рука не подвела, человек-петух расстегнул князю штаны и принялся надрачивать его древний член. Эрекция не заставила себя долго ждать. Глухой хрип вылетел из горла, серебристая сперма жидкой ртутью скатывалась по одежде крупными каплями. Они пахли горечью и гнилью болот. Слабеющая рука князя Серебряного сделала инстинктивный взмах, рассекая лицо Аниматису обломком трости. Тот отшатнулся, все еще дроча светлому. Жить ему оставалось считанные секунды...- Отлезь, проклятый. В моих яйцах нет спермы для такого как ты, - прошептал он.Аниматис чувствовал липкую жижу, стекающую ему в рот. Сперма князя оказалась горькой, как хинин, и горячей, как расплавленный свинец. Но эта отвратительная мерзость придавала человеку-петуху сил...

Из последних сил князь вырвался из рук Аниматиса и отпрянул в сторону, тяжело дыша. С клюва противника стекала серебристая склизкая масса, а глаза горели ненавистью и злобой. Всего пары глотков живительного эликсира ему хватило для того, чтобы набраться сил и залечить рану от трости.
-Ненавижу!!! - прошипел человек-петух - Уничтожу!!!
-Посмотрим, кто кого! - князь Серебряный оскалился, изготовившись для новой атаки - В живых должен остаться только один, и это буду я!
-Ха-ха-ха! Ты потерял слишком много спермы, и теперь вряд ли выживешь, даже если тебя прямо сейчас забрать в больницу и лечить современными лекарствами! А я, убив тебя, стану всемогущим и чудовищным, каким мог бы быть ты!!!
Князь с дрожью осознал, каковы истинные мотивы химеры.
-Ты разрушишь Баланс Древних! Это безумие!
-ЭТО ОМСК!!! - заревел Аниматис, и, подобрав с земли сломанный безмен, вновь ринулся на князя.

Князь Серебряный еле успел увернуться от ржавого оружия химеры. Он отпрыгнул в сторону, одновременно попытавшись вонзить свою сломанную трость в покрытый мелкими красными перьями живот врага. Но это ему не удалось, он постыдно промахнулся.
Аниматис споткнулся о камень и упал, растянувшись на холодной омской земле. Черт, подумал он, я подвернул ногу...
Князь навалился на него и принялся душить.

Человек - петух принялся вырываться. Нога у него зажила так же быстро, как и разбитая тростью щека, однако цепкая клещиная хватка Серебряного была воистину мертвой.
-Ты же знаешь, что время Древних прошло! - с презрением выплюнул Аниматис - Новое время - новые монстры, смирись же... - в глазах у него начало темнеть.
-Н-нет, ты ошибаешься, я еще попляшу на могиле последнего в мире хуесоса. Я убью тебя и твою подружку...
-Хальт??? Нет! Ты не посмеешь!!! - Аниматис начал вырываться из его рук.
Хальт, пленительная хуесоска, хрупкая, голубоглазая брюнетка, старая, как Мафусаил, и красивая, как Мэрилин Монро, три года назад обратила Аниматиса с помощью миньета, и с тех пор они были любовниками и друзьями. Человек - петух любил иногда прятать свою голову в ее разработанное тысячелетиями блуда влагалище, а потом забираться туда целиком, и дремать в ее теплой уютной утробе.
-Да, да, я убью ее! - загоготал светлый - И выебу ее труп в печень. А ты что думал, что я прямо такой уж добрый?
Взбеленившийся Аниматис отшвырнул князя на кучу картонных коробок.

Коробки с хрустом смялись. Князь бессильно вытянулся на них, почувствовав, что его голова начинает кружиться от потери жизненных сил. Силы... Силы... Петух смог забрать его сперму, но его волшебство - не получит!
Аниматис тем временем встал с земли и зашагал к князю, жадно приоткрыв клюв. Его гребень свесился на лоб, и из - под него зловеще сверкали желтые глаза.
У князя Серебряного глаза были, что предсказуемо, серебристые. И именно в них, на дне металлически поблескивающих зрачков таилась его древняя магия, то, чем мечтал завладеть человек - петух.
Аниматис хотел погрузить свой клюв во влажную мякоть этих глаз, выпить княжеские очи, вобрав в себя могущество тысячелетий, всех мрачных дней, что прожил князь, всех зим и весен, что пронеслись перед холодным взглядом этих глаз...
Невероятным усилием воли князь Серебряный накастовал лайтнинболт и метнул его в петуха. Вспышка света озарила свалку, но химера остался жив. Его лишь оглушило.
Застонав от боли в голове, князь встал и направился к нему, чтобы добить, поднял кирпич... Но тут же упал, потому что был полностью обессилен.
Утешало лишь то, что человеку-петуху было так же плохо.

Два чудовища, два сверхъестественных создания сфер тьмы, полумертвые, лежали на сырой земле. Один умирал от несовместимой с жизнью потери спермы, второй - от нанесенных лайтнинболтом внутренних повреждений. Но они оба не были людьми, и это значило. что человеческие законы и правила, человеческая анатомия и физиология были к ним неприменимы.
-Я тебя уничтожу - простонал князь и пополз к Аниматису - Не забывай, что ты всего лишь простой смертный, а я...
-Я хуесос, а не смертный, не забывай об этом! - с усилием прокудахтал человек - петух и встал на четвереньки - И за то, что ты посмел замарать своим грязным языком имя Хальт, я вырву тебе позвоночник...
-Твоя Хальт - грязная бисексуальная шлюха, которая достойна смерти, так же, как и ты. Сучка, блядь, курва. Левитируй отсюда, петушок, пока я не пришел в себя и не порвал тебя на куски!
-Ты меня разозлил!!!
Князь, пошатываясь, поднялся на ноги. Аниматис тоже встал, и они - еще не в силах вновь накинуться друг на друга - принялись сверлить друг друга (враг врага, вернее) испепеляющими взорами.


Внезапно ночную темноту разрезал яркий свет фар. Красивая розовая машина с визгом затормозила около свалки, и из нее выскочило маленькое хрупкое создание в черном. Свободное одеяние развевалось на ветру. Взволнованно блестели голубые глаза, на красивом личике застыло выражение страха и страдания.
Это была Хальт.
-Аниматис, мальчик мой! - пронзительно закричала хуесоска - Беги, пока не поздно! Князь Серебряный - брат самого Азатота, он без труда уничтожит тебя!
-Не уничтожит - клюв химеры искривила злорадная улыбка - Я напился его спермы, а значит, теперь обладаю силой, гораздо большей, чем у любого хуесоса.
Серебряный разинул рот.
-Хааальт, а правда, что у тебя в твою яшмовую пещеру не только ведро пролетит, стенок не задев, но и товарный поезд без труда проедет? - выдавил он, словно забыв про петуха - А ведь когда мы встречались, ты была девственницей...
Хальт побледнела. Ее тайна была раскрыта.

-Это неправда! - заорала она - Аниматис, крошка, он лжет!
Человек - петух, раскорячившись, двинулся к Серебряному, стиснув кулаки. Он не обращал внимания на вопли обратившей его женщины. Ему вообще было плевать на то, кто и когда ее дефлорировал. Сейчас ему хотелось лишь одного - высосать глаза князя и стать божественным и чудовищным.
-Новое время - новые монстры... - пророкотал он.
-Новые монстры! - поддакнул ему ржавый безмен.
-Новые монстры! - подмигнула куча автомобильных покрышек.
-Ну, давай, пореши этого Древнего! - шепнул на ухо ветерок.
-Будь мужиком, блеать!!! - разразилась грозовым хохотом черная туча.
На землю с небес хлынул проливной дождь.
Аниматис стиснул в руках свое орудие и разбежался.

Но князь вновь увернулся, сделав сальто над головой петуха.
-Что, съел??? Да, я мечтал трахнуть хуесоску, которую ты сейчас можешь свободно трахать каждый день... и мне это не удалось! И потому ты должен умереть! - взвыл он.
-Э, ты что, забыл, что я хочу выпить твои глаза и стать монстром? - Аниматис озадаченно смотрел на парящего в воздухе князя Серебряного.
-НЕ ЗАБЫЛ!!! - с лютым воплем светлый дал ему в щи.
Человек - петух рухнул в грязь, но не выронил безмена.
-Я пересплю с тобой! - завизжала рыдающая Хальт - Только не бей его больше, пожалуйста!
Она кинулась к своему юному любовнику, распластавшемуся в грязи, и принялась подолом платья утирать кровь с его перьев.
-Я подумаю - сыто, довольно пробасил неожиданно начавший каваиться над этой трогательной картиной князь.

-Нет, ты не должна так унижаться... - из глаз Аниматиса потекли слезы - Ты не обязана...
-Если он отпустит тебя живым, это того стоит!
-Хальт, я уничтожу его. Мы с тобой приобретем невообразимую, фантастическую силу.
-Эй, хватит, ты же сам знаешь, что меня не одолеешь! - князь оскалился и наклонился к хуесоске и химере - Тебе придется поделиться, и тогда, возможно, я вас отпущу.
-Сволочь! - засипел Аниматис и когтями вцепился в его наглое довольное лицо.

Они сцепились в клубок и покатились по лужам и кучам мусора, вопя и таская друг друга за волосы.
Хуесоска дико закричала.
-Аниматис, крошка, я сейчас позвоню друзьям!!! Война и Мир приедут и помогут тебе, ты только не поддавайся!
-Что, еще пара хуесосов явится? Тем лучше, я сегодня избавлю Омск аж от четверых порождений тьмы - пропыхтел князь Серебрянный - Как-никак, я же обязан творить добро. Вот и избавлю вас от страшной судьбы вечных миньетчиков...
-Моя судьба устраивает меня! - человек-петух попытался клюнуть его - Между прочим, брать в клюв - это вкусно, почти как есть копченую колбасу. Не веришь, так спроси у Хальт, она знает толк в этом деле.
-Цыпленок табака при любом раскладе вкуснее - князь надул шею, пытаясь удержаться от злорадного гогота - И я из тебя сделаю... мммм... плов... и еще много чего, в тебе не меньше 70 кило вкусного белого куриного мяса...
-А сколько литров невкусной, но знатно бодрящей спермы в твоих яйцах? - съязвил человек - петух.
-Сцуко!!! - князь врезал ему.
Аниматис забулькал.

Хальт судорожно набирала номер Войны.
-Война! Хватай Мира и приезжай на свалку за городом! Тут нешуточный баттл и очень нужна ваша помощь!
-Что случилось? - раздался голос из трубки.
-Аниматис напал на Древнего и они дерутся!
-Мы трансгрессируем через пять минут. Жди нас.
Хуесоска задрожала и стала ждать.
Через несколько минут из воздуха появились две фигуры: Война, долговязая худая девица в собачьем полушубке, и Мир, белолицый полный мужчина.
-Ох щи - произнес он, нахмурившись - Князь Серебряный - очень опасная тварь. Аниматису конец.

-Если только он не успел хлебнуть княжеской спермы - скептически возразила Война - Тогда, быть может, и заборет этого Древнего...
Дождь лил все сильнее и сильнее. Раскаты грома, гремящего в вышине, звучали страшно, казалось, что через миг небеса треснут, и настанет Апокалипсис.

Природа знала, что судьба одного из Древних будет ужасной. Но сам Древний этого пока еще не знал. Он со всех сил лупил отчаянно бьющегося в его руках человека-петуха.
-Клюв тебе вырву, как курице на птицефабрике! - шипел он сквозь зубы.
Война и Мир смотрели, не решаясь подойти.
-Ну что же вы? - запищала Хальт.
-Мы простые хуесосы. Драться не умеем, колдовать тоже. Мы сейчас соберемся с духом... Но не сразу, прости... - трусливым голосом ответили они.

-Дураки! - женщина достала из багажника машины два рейлгана и швырнула их Войне и Миру.
Мир ухмыльнулся во всю свою широкую украинскую рожу.
Война захихикала, потрясая оружием.
Они направились к схватившимся в смертельной битве монстрам, готовые помочь своему пернатому другу в приобретении желанной и такой досягаемой божественности...

......три года назад......

По ночному Омску семенил мужчина в широкой шляпе и длинной куртке, с гитарой за спиной. В темноте не было видно его длинного красного хвоста, покрытого перьями лица и желтого костяного клюва.
Химера, человек-петух, ошибка природы, он был рожден обычной женщиной в результате направленного мутагенеза. Увидев свое дитя, его мать сошла с ума. Маленького петушка воспитали дед с бабкой, свято считающие его странную внешность результатом блядства матери.
-Куда торопишься, парнишка? - нежный голос заставил его оглянуться.
Красивая девушка смотрела на него голубыми глазами.
-Куда глаза глядят- тихо сказал петух.
-А пошли ко мне! - хихикнула она.
Наутро Аниматис осознал, кем она его сделала.
Отчасти он был ей за это благодарен...

Ведь, как - никак, хуесосы немного похожи на вампиров, братьев своих меньших. Они так же питаются биологическими человеческими жидкостями, и вследствие этого - так же практически бессмертны. Но, в отличие от тех, кто пьет кровь, создания, живущие спермой, гораздо совершеннее с биологической точки зрения - они не боятся света и серебра.
Отверженный миром, человек - петух ничего не потерял, став хуесосом.
И сейчас он жаждал получить силу, которая бы позволила уничтожить отвергнувший его мир.

Он принялся душить князя. Но князь продолжал язвить насчет его птичьего носа и красных перьев.
Война и Мир не могли стрелять - они бы прострелили обоих - и потому просто начали подкрадываться поближе, надеясь, что Аниматис отбросит Серебрянного подальше и они смогут открыть огонь по Древнему.
-Сала бы... - мечтательно протянул Мир.

......пять лет назад......

Цвета светофора такие недоступные,
Ты прости, но на кокс сегодня нет денег нам,
Я не спешу, ты будь пока одетая,
Только иногда говори, куда ехать нам,
На переднее сиденье садись со мной, девочка,
Я включу тебе модную - модную музычку -

напевал Аниматис, шагая по грязному двору. Потом он громко закукарекал, взмахнул крыльями, невысоко взлетел и приземлился на качели.
Из подъезда вышли двое: парень в мини - юбке и розовых чулках, с накрашенной рожей и длинными сережками - дождиками в ушах и под ручку с ним набеленная сучка с обвислой грудью.
-Петенька! - с гоготом закричали они, показывая пальцами на человека-петуха, - Кококококококококо, кукареку!!!


-Убери свои руки из моих воспоминаний... - захрипел Аниматис, не желая, чтобы князь Серебряный увидел бесчисленное множество его страшных, унизительных и болезненных тайн и переживаний.

......пять лет три месяца назад......

Тот же парень в розовых чулках, накрашенный, как подружка дальнобойщика, с красными блестящими сережками и длинными, мелированными зеленым волосами смотрел на Аниматиса виноватым взглядом.
-О, Педуард! - закричал человек - петух - Неужели тебе плевать на мои чувства?
-Мне не плевать, но... Блин, ну как тебе объяснить... Понимаешь, у тебя перья...
-И что?
-И хвост.
-Педик!!! Забудь про то, что я...
-И клюв...
-Пед!!!
-Аниматис, мы не можем встречаться. У тебя перья, хвост и клюв. А я... Блин, я не орнитофил! Кроме того, Урина предложила мне...
Химера, рыдая, посыпал голову пеплом и ушел в закат.

Князь злорадно захохотал.
-Никто не любит петеньку - прошептал он на ухо Аниматису - И никто никогда не полюбит!
-Ошибаешься! Хальт...
-Хальт просто нравится твоя половая разнузданность, и все!

Война с Миром подошли ближе к борющимся монстрам.
-Аниматис, скинь его с себя - рявкнула Война - И мы разразим его из наших пушек!
Одной рукой Серебрянный накастовал еше один лайтнинболт и швырнул в их сторону.
Хуесосы полетели к машине Хальт, отброшенные взрывом.

......десять лет назад......

Маленький десятилетний мальчик сидел в школе за последней партой, уткнувшись в книгу. Он надеялся, что дети не заметят его нежного желтого пуха и клюва, пробивающегося на макушке гребешка и маленького красного хвостика, торчащего из прорези в штанах.
Но дети все заметили.
В его сторону полетел шарик из жеваной бумаги, потом еще один и еще один.
-Петенька, петушок, кукареку, кокококококококококо!!! - закричали они, когда учительница вышла из класса - Твой отец - членодевка, а мать - секс-кукла эконом-класса!!!
-Это неправда! - тоненько закукарекал Аниматис и заплакал.
-Кирагей - петенька! - завопила девочка с мобильником.
-Меня зовут не Кира! Я Аниматис!!! - пух на щеках мальчика - петуха слипся от слез.
-А на тетрадке написано: Кирилл Пузич!
-Хуюзич! - химера бросился на наглую девчонку.
Дети дружно налетели на него, повалили и начали пинать.

-Я стал другим! - завопил Аниматис - Я больше не тот маленький желторотый слабак, каким был когда - то, я... я... - он дотянулся до княжеского горла пернатыми руками - Я буду божественным, чего бы то ни стоило!
-Хуесос не может стать богом, даже убив Древнего - злорадно прогоготал Серебрянный - Ты насмешка над всеми законами природы!
-А ты обветшал, как старая дряхлая мумия!

-Заткнись, пернатая тварь!
-Я БУДУ ПРЕВОЗМОГААААААТЬ!!! - закукарекал Аниматис, швырнув князя в грязь и встав на ноги - Война! Мир!!!
Война с Миром поторопились, пошатываясь, приблизиться к Древнему и человеку-петуху, но их рейлганы вышли из строя, они не могли стрелять из них.
Серебрянный злорадно захихикал.
Вдалеке завизжала Хальт.
-Аниматис, мой мальчик!!! Ты же петух!!! Ты можешь вызвать солнце из-за горизонта! Пой, Аниматис, пой!!!
КРИК ПЕТУХА огласил окрестности, но солнце не вставало. Какое к черту солнышко посреди ночи, около трех часов?
Серебрянный согнул Аниматиса пополам.
Девушки отвернулись, поняв, что будет дальше, один только Мир продолжал смотреть на творящееся на свалке Омска действо.
Но князь обломался - его яйца были опустошены до состояния сморщенной сухой шкурки.
Химера расхохотался в голос.


-Ой, князь, а ты - больше не мужчина... - выдавил он, трясясь от злорадного кудахтанья - Это так удручающе, ах, я сожалею... по всей видимости, я сосал слишком усердно... впр-рочем, ты все равно скоро умрешь, так что яйца бы тебе все равно больше не пригодились!
-Йесссс! - закричала Хальт - Облизнулся, Серебрянный?!

Но князь не долго пребывал в замешательстве. "Если может он, то смогу и я!" – мысль, которая вызвала бы омерзение у него самого ещё несколько часов назад, теперь казалась посланной самими провидением. Резко выкинув вперёд руку, он ударил человека-петуха в покрытый бронированными перьями торс. Удар оказался настолько слабым, что петух только рассмеялся ещё громче, предчувствуя скорую победу над изнемождённым противником. Преждевременно. Князь всего лишь промахнулся, ничего более. Следующий его удар оказался точнее – выброшенная вперёд рука резким движением расстегнула ширинку Аниматиса и схватила его за член. Быстрые ритмичные движения вперёд-назад ниже пояса заставили Аниматиса перестать смеяться и покрыться испариной:
- Нет, этого не може…..
Лицо Хальт больше напоминало полотно, когда князь, надрачивая уже эрегированный член Аниматиса, глядя ей в глаза, торжествующе прокричал:
- Ели может он, то смогу и яааааааааааааа!!!111адынадын
Через несколько секунд дело было сделано, преображённый и исполненный сил князь поднялся на ноги, вытер губы от вязкой жижи и, обводя глазами остолбеневших участников развернувшейся драмы, подумал: "Никто из видевших это не должен выжить. Никто…".


Мир задрожал, затряс сломанным рейлганом, смутно осознавая, что против Древних бессильно простое человеческое оружие. Он от природы был трусоват и потому успел уже сто раз пожалеть о том, что откликнулся на звонок Хальт и приехал на эту проклятую свалку, где сейчас решалась судьба слишком многого... можно сказать - всего мира. С одной стороны, он понимал, что Аниматис, приобретя божественность, вряд ли употребил бы ее во благо, но с другой - и это знание было более жестоким и страшным - он осознавал, что вернувший себе свою силу Серебряный не пощадит ни его, ни Войну...
Аниматис лежал на спине и мучительно стонал. Он чувствовал себя опустошенным. Первый раз в жизни задумавшись над тем, что испытывали его бесчисленные жертвы, петух пытался собрать в себе остатки сил и подняться с холодной, липкой омской земли, но не мог даже пошевелиться.

Война, которая до этого момента казалась невозмутимой, вдруг задрожала, по ее длинным худым ногам из-под короткой юбки потекла струйка мочи. В конце концов, она была всего лишь трусливой женщиной, незаслуженно носящей грозное имя, которое должно было спрятать ее природную робость.
Она закричала и бросилась бежать. Только бы добраться до машины, только бы успеть спастись... Но надежда была напрасной.
Руку Серебряного охватило светлое холодное зарево, и с кончиков пальцев сорвалась белая молния.
Собачий полушубок вспыхнул, волосы Войны превратились в пепел. Кожа и плоть испарились, обнажив кости, упавшие на землю мертвым белым остовом.

-Хальт, ты помнишь, как мы впервые встретились, когда твой родной город лежал в руинах, охваченный чумой и пожаром, а ты, безумная и юная, вывихивая себе пальцы, разбрасывала камни среди трупов? Помнишь, как я, спасая твой рассудок, стер из твоей памяти картину смерти всех твоих родных и близких? Так вот, надо бы снова покопаться в твоих мозгах... - князь коварно ухмыльнулся и протянул руку к объятой ужасом хуесоске.

......три года назад......

Изящная фигурка в черном просторном платье казалась еще более хрупкой на фоне белых простыней. Могучее пернатое тело нависло над нею, словно Чудовище над Красавицей, но в голубых глазах не было страха, только пламя неистовой, болезненной похоти. С нежных губ сорвался хриплый стон.
Она еще никогда не лишала невинности человека-петуха. Но все когда-нибудь бывает в первый раз.
Аниматис, так его звали, лишь с виду казался монстром, на самом же деле это был робкий, боязливый и закомплексованный юноша, которому не повезло родиться не таким, как все. Хальт любила таких, любила заставлять их доставлять ей максимальное удовольствие, любила упиваться молодой неперебродившей спермой.
Как только он сполз с нее, она впилась в его член, даже не удосужившись хотя бы протереть его от собственных соков, и спустя мгновение живительный напиток вскружил ей голову. А потом снова и снова, снова и снова, и так до утра...
...пока Аниматис не сказал ей, что она у него первая.
Его распущенная фантазия, которая во всей красе проявилась к полуночи, даже не позволила ей предположить, что петух был невинен.
Хальт поняла, что обратила его. Ведь человек, лишенный девственности хуесосом, сам становится одним из проклятых детей мрака.
"Ну, теперь у меня есть тот, чей брандспойт всегда сможет затушить пламя моего желания!"

Ни любви, ни нежности, ни просто симпатии - циничные размышления похотливой самки.
Серебряный с гадкой ухмылкой транслировал эту картину в сознание петуха.

Аниматис с хрипом поднял голову и посмотрел в сторону хрупкой хуесоски, рухнувшей на колени и закрывшей лицо руками.
-Неужели ты... неужели ты... - петух заплакал, мелко задрожав, попытался подняться, но слишком велика была потеря спермы. Он был иссушен, обессилен, раздавлен. Дважды раздавлен - победой, теперь уже практически бесспорной, князя Серебрянного, и истинным обличьем его милой Хальт, женщины, которую он любил, как никого и никогда.
Серебряные глаза князя остановились на пухлой фигуре Мира, который бесшумно крался в сторону машины.
-Думаешь, я позволю тебе уйти живым, о хуесос, узревший позор Древнего? - с непередаваемым сарказмом произнес он и взмахнул рукой.
Украинец начал пухнуть и деформироваться, его тело раздувалось, словно воздушный шарик. Глаза вылезли из орбит, кожа на лице лопнула, обнажая алое кровоточащее мясо. Наконец, с громким хлопком он взорвался, окатив все вокруг кровью и полупереваренным содержимым кишок.
-Фейрверк. Просто фейрверк - сказал с пафосным простодушием Серебряный и вернулся к сканированию мозга оцепеневшей Хальт.

Впервые в жизни Аниматису не хотелось драться. Смысл его жизни рассыпался в прах, задымилсь и потух сигаретой, упавшей в снег. Мучительная пустота разливалась по венам вместе с кровью, тупой болью пульсировала во всем теле. Ему хотелось умереть. Просто умереть, уснуть навсегда, забыв про свою короткую жизнь, полную мук и лишений, свою отчаянную мечту стать богом, отняв силу Древнего...

Все было тщетно. Зря он отчаянно пытался превзойти себя, заставить мир закрыть глаза на его уродство. Впереди лишь одно. Смерть и вечные муки ада или блуждания в зоне мертвых душ.

Князь ухмыльнулся. В его голову пришла идея, как еще сильнее унизить петуха, смешав с грязью все его мечты.
Он сорвал с Хальт платье. Ее красивые округлые груди белели в лунном свете, словно нежный мрамор.
Хуесоска не могла сопротивляться, полностью деморализованная.
Серебряный стащил трусики с ее стройных бедер.
-Аниматис... - бессильно пролепетала она.

Она лишь тихо застонала, когда полный сил член Князя пронзил ее лоно, словно стальное копье. Ее полные слез глаза уставились на лежащего на холодной сырой земле человека - петуха, который не мог - да, наверно, и не хотел - подняться, чтобы спасти ее.

Из горла Серебряного вырвался злорадный смех, переросший спустя несколько минут в громкий безумный хохот.
Он овладел женщиной, которую любил много столетий назад. Он размазал дерзкого хуесоса, осмелившегося посягнуть на его божественность.
Он чувствовал себя живым. Более живым, чем когда-либо за бесконечные тысячелетия своей пронизаной серебряным светом луны и нитями звездного света жизни.
-Все-таки ты не зря схватился со мной, петушок - произнес Князь - Ты очень позабавил меня.

'Когда-нибудь настанет время новых монстров, но меня уже не будет, и не я отниму твою силу, Древний...' - подумал Аниматис -'И этот кто-то будет любимым. По-настоящему любимым...'
По его клюву скатилась слеза, и смешалась с грязью.

Дождь постепенно превращался в ливень. Длинные волосы Князя, промокнув, стали еще более блестящими.

Где-то вдали сверкали ночные огни Омска, сверкала неоновая реклама, гудели машины.

Сердце Аниматиса начало биться через раз. Все то, о чем он мечтал, перестало существовать. Поражение, что он потерпел, было не первым в его жизни... но оно было последним. Надежды, муки и амбиции, любовь и мысль о том, что когда - нибудь он сможет все изменить и заставит людей признать себя не только как равного, но и как высшее существо - все обмануло, все предало. Может быть, права была его бабушка, когда говорила, что даже такого, как он, могут полюбить за его добрые поступки.

Как бы то ни было, поздно было жалеть о содеянном, и уже ничего невозможно исправить. Все вокруг медленно закружилось. Хальт уже почти не сопротивлялась, глядя полубессмысленным взглядом на своего возлюбленного - да, она полюбила его всей душой, несмотря на то, что сошлась с ним чисто из похоти!
Серебряный разразился зловещим, душераздирающим хохотом, от которого застыла бы в жилах кровь любого смертного.
Аниматис, петушок, с которым никто не играл, химера, хуесос, самое несчастное из всех ненавистных и отверженных миром созданий, прекратил свое земное существование.

Время новых монстров обещало настать не скоро.